Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Убийца рака нацелился на диабет

Ежедневно организм сталкивается с миллионами чужеродных агентов, пытающихся любым способом проникнуть внутрь и немного пожить за наш счет. Но люди до сих пор не стали ходячими фабриками по воспроизводству бактерий и вирусов благодаря совершенной иммунной системе, безошибочно распознающей и уничтожающей паразитические микроорганизмы.

Как у любого оружия, и у иммунитета есть обратная сторона. Это аутоиммунные болезни, остающиеся полностью неизлечимыми до сих пор. А если вспомнить многочисленные осложнения, когда в очередную болезнь «включается» аутоиммунная составляющая, чреватая последствиями на всю жизнь, становится понятным, почему тысячи исследовательских лабораторий занимаются именно этой проблемой.

Вполне логично, что самый простой способ – уничтожить все клетки, участвующие в описанных выше реакциях. Ученым даже удалось добиться сносных результатов массового уничтожения в ряде случаев.

Проблема в том, что чаще всего это связано с остановкой деления лимфоцитов, причем всех подряд, а не только тех, которые участвуют в аутоиммунных реакциях. В итоге страдает весь иммунитет. Вместо аутоиммунного состояния получается иммунодефицитное.

Денис Фаустман и её коллеги из Массачусетского госпиталя общего профиля и гарвардской Медицинской школы нашли способ избирательно уничтожать клетки–Т-киллеры, специфичные к клеткам поджелудочной железы.

Каждый отдельный Т-киллер или Т-хелпер обладает способностью адресно связываться всего лишь с одним антигеном. А широкий спектр действия иммунитета объясняется миллионами комбинаций Т-клеточных рецепторов, располагающихся на поверхности и распознающих, в идеале, чужеродный антиген.

В здоровом организме все лимфоциты, рецептор которых может «прореагировать» с собственными тканями, уничтожаются еще на стадии взросления. В случае аутоиммунных состояний такой ход вещей нарушается по разным причинам. Иногда на поверхности клеток нашего организма появляются новые антигены, которых до сих пор не было, иногда видоизменяются старые, а бывает, что эти процессы стимулируют медикаменты, онкологические или вирусные заболевания.

Так или иначе, Т-клетки встречаются с мишенью и начинают делиться, образуя настоящую армию клонов, каждый из которых чувствителен именно к собственным антигенам.

Фаустман предложила остановить процесс на самой ранней стадии, не дожидаясь массовой пролиферации.

Ученые отметили, что у большинства пациентов с серьезными аутоиммунными состояниями – такими, как большинство случаев сахарного диабета 1-го типа, болезнь Крона или синдром Шегрена, – дефектен сигнальный путь, отвечающий за апоптоз, самоуничтожение клеток.

Один из пусковых элементов апоптоза – сигнальное вещество, так называемый фактор некроза опухоли (ФНО), который уже успел побывать оружием в руках онкологов. Этот цитокин в ряде опухолей (правда, не во всех, как надеялись его первооткрыватели) запускает процессы клеточной гибели. Как позже выяснилось, тот же механизм работает и в здоровых клетках нашего тела, в том числе и в Т-киллерах.

Как отмечают авторы публикации в Proceedings of The National Academy of Sciences,

небольшие концентрации ФНО обладают избирательным действием, способствуя гибели именно Т-киллеров, участвующих в аутоиммунных реакциях.

Фаустман и ее коллеги выделили из крови пациентов с аутоиммунным диабетом максимальное количество Т-киллеров и Т-хелперов, отличающихся специфическими молекулами на поверхности (CD8 и CD4, соответственно), после чего добавили в суспензию клеток ФНО.

Результат экспериментов in vitro, как водится в иммунологии, превзошел все ожидания.

Погибли именно Т-киллеры, отвечающие за аутоиммунные процессы. Все остальные клетки остались живы. Помимо ФНО, ученые испробовали другие вещества, связывающиеся с рецепторами, ответственными за распознавание ФНО на поверхности лимфоцитов. Самым перспективным, по мнению иммунологов, должны стать вещества, действующие на рецепторы второго типа: при той же эффективности они обладают менее выраженным действием на другие клетки крови и тела.

Естественно, теперь ученые планируют опробовать свое открытие на уровне всего организма. И если с мышами у них проблем не возникнет, то при переходе к людям появляется, по крайней мере, одна проблема: сейчас для лечения аутоиммунных заболеваний используются вещества, наоборот, конкурирующие с ФНО или связывающие его.

Собственные результаты даже дали Фаустман и ее коллегам возможность усомниться в честности клинических исследований таких препаратов.

Но даже если противоречия будут разрешены, о панацее говорить все равно не приходится. Причины аутоиммунных заболеваний различны, и то, что неплохо работает в случае диабета и болезни Крона, для синдрома Шегрена может иметь совершенно противоположный эффект.