Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Генетики разрушили братство народов

Тюркские народы различаются между собой на генетическом уровне так сильно, что объединять их в одну семью можно только по культурному, но не биологическому признаку. Такой вывод сделали биологи, изучив ДНК у представителей различных азиатских народов.

Работа ученых из Великобритании, Киргизстана, Узбекистана и Франции посвящена оценке обоснованности выделения различных этнических групп. Исследователи хотели выяснить, можно ли на генетическом уровне выделить отдельные этнические группы в Средней Азии – регионе с богатой и сложной историей заселения.

Условные границы

Антропологов и генетиков, в частности, интересовало то, какие различия окажутся заметнее – между различными народами (например, киргизами и таджиками) или же между представителями одного народа из двух разных регионов страны. Учитывая, что в Киргизстане есть как равнинная, так и гористая области, предположение о генетических различиях у жителей вовсе не беспочвенно. А если таковые различия есть, то насколько они велики, и есть ли смысл говорить о генетическом единстве народа? Кроме того, есть еще термин «этническая группа», который объединяет несколько разных национальностей в одну большую семью народов. Ученые пытались понять: не слишком ли он условный?

Как выяснилось после сопоставления образцов ДНК 24 разных групп шести разных народов, это предположение оказалось близким к истине. Согласно выводам ученых, выделение этнических групп скорее обусловлено культурными, а не биологическими причинами: разнообразие генов между народами одной группы (тюркской) оказалось слишком велико, и по биологическому признаку объединить их нельзя. Иными словами, разница между узбеками и киргизами не позволяет говорить о том, что они имеют общего предка в обозримом историческом прошлом.

Возраст народов

Высокая степень различия между народами привела к тому, что ученые смогли грубо оценить возможный возраст каждого из них. А отслеживание генетических изменений позволило сделать выводы о том, каков минимальный возраст казахов, каракалпакцев, киргизов, таджиков, туркмен и узбеков.

Молекулярные биологи пришли к выводу, что более молодыми являются узбеки (им не менее 220 лет), а старшими – таджики, которым никак не меньше тысячи лет. При этом авторы статьи в журнале BMC Biology говорят об отсутствии сколько-нибудь точных исторических оценок относительно возраста последних.

Что же тогда есть?

Разделение народов на тюркские и индоевропейские, впрочем, никуда не делось – исчезла лишь его биологическая основа. Лингвисты по-прежнему выделяют индоевропейскую семью языков и отличную от нее тюркскую – с этим спорить коллектив молекулярных биологов не намерен.

А вот с тем, что у всех тюркских народов есть общий предок – пратюрки, которые отличались от общего предка индоевропейцев или семитских народов, – с этим теперь можно и поспорить.


Малые дозы опаснее, чем мы думаем

В современном мире растет количество людей, подвергающихся воздействию небольших доз радиации. Выясняется, что облучение в малых дозах может быть опаснее, чем это следует из общепринятых представлений радиобиологии.

Первую премию Объединенного института ядерных исследований (г. Дубна, Московская область) за 2009 год в области прикладных исследований получили не физики, а биологи. Группа сотрудников Лаборатории радиационной биологии под руководством кандидата биологических наук Н. Л. Шмаковой в своей работе показала, что при воздействии малых доз ионизирующей радиации на клетки количество поврежденных хромосом оказывается в несколько раз выше, чем можно предположить, опираясь на официально принятую теорию.

Результат этот сейчас очень актуален, поскольку все больше людей сталкивается с облучением малыми дозами радиации. Ионизирующие излучения используются в медицине, науке, для военных нужд и просто в производстве, повысилась интенсивность высотных авиаперелетов и космических исследований. Испытания ядерного оружия, выбросы в результате аварий на атомных станциях и другие техногенные факторы увеличивают радиационный фон Земли. Поэтому важно понять, каковы могут быть последствия такого облучения.

Влияние средних и больших доз радиации довольно хорошо изучено: чем больше доза, тем больше повреждающий эффект радиации. На основе этого были сформулированы и официальные рекомендации по оценке факторов радиационного риска. Закономерности, верные для больших доз, автоматически переносятся в область меньших значений, что как выяснилось абсолютно некорректно. В работе использовали различные культуры нормальных и опухолевых клеток, которые облучали гамма лучами, рентгеновским излучением и ионами углерода. Для всех объектов и всех перечисленных типов излучений было показано, что при дозах выше 30 сантигрей количество хромосомных повреждений линейно зависит от дозы. В области меньших доз эта зависимость имеет сложный характер. На начальном участке кривой малые дозы радиации вызывают аномально высокую частоту хромосомных повреждений, их количество в несколько раз превышает контрольный уровень. При дальнейшем увеличении дозы частота хромосомных аберраций резко снижается, в некоторых случаях практически до контрольного уровня.

Тип повреждения хромосом при действии малых доз радиации свидетельствует о том, что мутации вызваны действием активных форм кислорода (АФК). Они предположили, что именно возрастание концентрации АФК повышает чувствительность клетки к малым дозам радиации. А вот при дальнейшем увеличении дозы радиации происходит резкая активация клеточных защитных механизмов, и количество поврежденных хромосом падает.

Исследователи изучили последствия радиационной терапии на онкологических больных с опухолью простаты. Работа велась в сотрудничестве с GSI (Дармштадт, Германия). При терапевтическом облучении опухоли кровь пациентов подвергается воздействию малых доз радиации. У больных, прошедших радиационную терапию, даже через год после облучения количество хромосомных нарушений в лимфоцитах повышает норму в 5-6 раз. А это значит, что последствия воздействия малых доз радиации сохраняются в течение многих генераций клеток.