Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Наноитог мегапроекта

Накануне руководство РНЦ «Курчатовский институт» попыталось популярно объяснить, что они собираются делать с выделенными на нанопроект деньгами. Пресс-тур организовали Роснаука (Федеральное агентство по науке и инновациям РФ) и, собственно, сам Курчатник.

Что такое пресс-тур? Это когда по поводу какого-то события или просто в качестве какого-то итогового мероприятия некая организация собирает заинтересованных журналистов вместе и показывает им себя или свои достижения, после чего проводит пресс-конференцию или брифинг.

Собственно говоря, так собирались делать и на этот раз. Тем более что поводов много. Во-первых, сам проект «Нанотехнологии». Во-вторых, относительно новое лицо в иерархии российской науки – свежеиспеченный и. о. вице-президента РАН, директор РНЦ Михаил Ковальчук. И, в-третьих, хотелось узнать, что нового нам несут чудо-технологии, как скоро придут они к нам в дом и на что потратят выделяемые на создание корпорации по нанотехнологиям 170 миллиардов рублей.

В теории все выглядело хорошо: сначала экскурсия на курчатовский синхротрон, знакомство с достижениями института в области нанотехнологий (и они действительно есть – здесь и тонкое изучение структуры белка на станции белковой кристаллографии «Белок», и станция глубокой рентгеновской литографии ЛИГА, и многое другое), потом брифинг «Российский сектор нанотехнологий: достижения и перспективы».

Однако в реальности у Ковальчука после журналистов оказалось еще очень много дел. Поэтому всех участников пресс-тура (причем заведомо разной научной подготовки) очень быстро прогнали по установкам – экскурсия заняла всего полчаса.

Разумеется, такой жесткий график приведет к тому, что почти наверняка некоторые СМИ напишут, что в Курчатнике открыли причины возникновения болезни Альцгеймера и впервые в мире составили геном человека, и в этом особой вины журналистов и ученых не будет.

Сам же брифинг начался с весьма внятного вступительного слова академика Евгения Велихова о том, что такое нанотехнологии. Впрочем, идеолог российского термоядерного реактора все же позволил себе афоризм: мол, сейчас производительность всех суперкомпьютеров мира равна производительности одного человеческого мозга, а через десять лет станет равна «производительности всех человеческих мозгов», и неизвестно, к чему это приведет. А затем началось выступление Михаила Ковальчука, который на пальцах постарался объяснить необразованным журналистам, что такое нанотех и какова его философия.

Сейчас про такое в интернете говорят «многабукаф» и «ниасилил».

Тем не менее «Газете.Ru» удалось разобраться в выступление главного по нано. Суть выступления и. о. вице-президента РАН свелась к следующему: в ХХ веке уже произошла научная революция, которая изменила весь мир, при этом вершиной ее явился атомный проект (все-таки дело происходит в Курчатовском институте).

Теперь наступает новая революция, еще более крутая. Нанотехнологии полностью изменят наш мир, а науку вообще вернут в средние века.

В том смысле, что специализация наук – это тупиковый путь развития человечества, и сейчас происходит смена парадигмы: вместо специализации снова придем к интеграции. Нанотехнологии и информационные технологии объединят воедино все ветви науки, и будут снова не физики и химики, биологи и лингвисты, а естествоиспытатели. Так сказать, пушкинист и твердотельщик в одном флаконе. Разумеется, в это дело надо вкладывать деньги, подобно тому, как США в свое время догоняли СССР в космосе.

А поскольку нанореволюция изменит все – от науки до геополитики, Россия, если вовремя подсуетится, станет мировым лидером – ну или на уровне.

Вот такая вот философия от Ковальчука. И в согласии с ней планируется реформировать российскую науку и российское образование. Прозвучала и фраза о том, что у третьекурсников уже совсем скоро может не стать специализации, а будет теперь интеграция. Эти люди и займутся строительством нанотеха в России. Ну а в ответ на вопрос, кто же будет работать в нанотехнологиях сейчас, ведь существует серьезный кадровый провал, и не следует ли возвращать тех, кто уехал, Михаил Ковальчук озвучил свое мнение (хотя мнение фактически руководителя нацпроекта частным быть не может).

Оказывается, возвращать тех, кто уехал, не нужно: «Уехали, скажем так, не самые лучшие». Лучшие боролись и либо остались, либо ушли в бизнес. Так что нам не возвращать надо уехавших, а социализировать их за бугром и с их помощью внедряться («интегрироваться») в мировую науку.

А серьезного провала кадрового таки нет. Есть прореха в 40–50-летних, зато есть те, кто постарше, и они еще могут передавать знания. Все просто очень хорошо. (Правда, после ухода членкора Ковальчука академик Велихов все-таки сказал: тем, кто сейчас занимается фундаментальной наукой, без развития которой нанотех просто невозможен, сейчас выжить очень трудно. Но зачем же об этом громко говорить в оптимистическом докладе и. о.?)

Так что картинку нарисовали нам просто сказочную. Просто-таки лубочную. Если же мы, как заявил Ковальчук, еще и свои стандарты в нанотехе установим, то и вовсе фантастика научная получается. В полемическом запале глава РНЦ заявил, что мы поставим такие стандарты, что европейские самолеты к нам летать не смогут из-за несоответствия оным.

Что же, возможно, так и будет. Хотя те же США решили все гораздо скромнее – без громких нацпроектов еще в 2003 году выделили $3,7 млрд на нанотеха на четыре года. Сейчас в западную науку (и не только в нано) денег приходит еще больше. Кстати, в 2006 году в области нанотеха в США зарегистрировали около 7000 патентов, а у нас 12. Так что пока мы соответствуем только буквальному переводу этого термина на русский язык: словом «нанос» в древнегреческом языке называли карликов.