Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Доверчивость – в гормоне счастья

Постоянно растущий объем головного мозга кардинально отличает нас от человекообразных обезьян. Но чем дальше ученые углубляются в исследование человеческого поведения, тем больше они замечают в них определяющую роль эмоций и гормонов, а не логики и разума.

Даже простое введение нейромедиаторов, циркулирующих в нервной системе, или их химических предшественников способно повлиять на настроение, сон, чувство голода и другие физиологические процессы. Ещё могущественнее в этом плане половые гормоны, которые, как недавно было показано, даже связаны с поведением на бирже.

На этот раз список «сильных тела сего» пополнил серотонин, уровень которого способен поправить не только настроение, но, как выяснили ученые, и повлиять на доверие к окружающим.

Встречающийся практически во всех тканях организма серотонин, «гормон счастья», известен и как гормон, и как нейромедиатор. Он участвует в воспалении, свертывании крови, болевой чувствительности, в регуляции суточного ритма и, что немаловажно, в переваривании пищи. Клетки слизистой выделяют его в кровь, а их «соседки» в ответ на повышение его концентрации усиливают выброс ферментов в просвет кишечника.

Выступая в роли нейромедиатора, 5-гидрокситриптамин (серотонин) передает импульсы от одной нервной клетки к другой. Причем происходит это в строго определенных участках центральной нервной системы – в частности, в дорсолатеральной префронтальной коре и в вентральной префронтальной коре.

Воодушевленные успехом коллег, изучавших окситоцин и кортизол, Молли Крокетт и её соавторы из университетов Кембриджа и Калифорнии установили влияние концентрации серотонина на доверие.

20 добровольцам предлагали сыграть в «абсолютную игру» – принять или отвергнуть предложение «поставить» определенную сумму денег с различными шансами на победу: 45%, 30% и 20%.Научность исследования заключалась в том, что половине из участников игры давали препарат, временно снижающий концентрацию в нервной системе триптофана, а следовательно, и серотонина, веществом-предшественником которого триптофан является. Вторая половина принимала пустышку-плацебо. Вводный инструктаж добровольцев, по правилам двойного слепого плацебо-контролируемого исследования, не отличался.

В группе с пониженным уровнем серотонина частота осторожных отказов была достоверно выше – с 30% она возросла до 80%.

Причем она не зависела от размера ставки (1 или 6 фунтов стерлингов), зато хорошо коррелировала с честностью предложения – чаще отвергались наиболее опасные предложения; это, кстати, похоже на эффект кортизола.

Крокетт подтверждает собственные находки результатами работы Дарьи Кноч, два года назад добившихся подобного эффекта. Кноч и её коллеги подавили активность упомянутых выше участков префронтальной коры головного мозга с помощью адресной магнитной низкочастотной стимуляции.

Крокетт считает, что это доказывает роль именно серотонина в оценке честности как минимум экономических предложений.

Хотя если интерпретировать полученные результаты совсем уж педантично, то лучше сказать не «серотонин повышает доверие», а «недостаток «гормона счастья» связан с недоверием».

Полученный учёными результат частично объясняет доброту, разливающуюся по телу после обильного ужина. Хотя образующийся в стенке кишечника серотонин не попадает в синапсы головного мозга, чтобы выступить в роли нейромедиатора, количество его может возрастать в ответ на поступление в кровь аминокислоты триптофана, которой богаты арахис и сухофрукты. Это стоит учесть владельцам казино и игровых клубов: небольшие расходы на бесплатные орешки могут с лихвой окупиться «вкладами» игроков.

Ну а Крокетт, не связанная напрямую с игорным бизнесом, предпочитает давать другие советы: она надеется, что её и её коллег исследование, опубликованное в Science, поможет справиться с навязчивым неврозом и депрессиями, пока трудно поддающимися лечению.