Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Желе вместо крови

Древние врачи считали, что крови в нашем организме содержится в избытке. Отчасти именно поэтому кровопускание стало распространенным способом лечения практически всех болезней. Современные трансфузиологи не разделяют мнения своих средневековых коллег, ведь для них одна из первоочередных задач – как раз восстановление нормального объема кровотока.

К сожалению, прибегать к их помощи приходится очень и очень часто: это и внутренние кровотечения при автомобильных авариях, и колоссальные потери жидкости при обширных ожогах, и повреждение крупных сосудов во время самых обычных хирургических операций – как ни странно, несмотря на развитие медицинских технологий, это до сих пор отнюдь не редкость.

В этой уже давно развивающейся и, на первый взгляд, достаточно простой области медицины существует немало проблем. Ключевой и до конца не разрешенный вопрос – что же всё-таки переливать страдающим от кровопотери пациентам?

Маркос Интаглиетта и его коллеги из Университета Калифорнии в Сан-Диего вместо традиционного физиологического раствора с концентрацией соли менее 1%

предлагают использовать насыщенный раствор NaCl с добавлением веществ, повышающих вязкость, – hextend'а или альгината.

Эти компоненты десятилетиями используются в пищевой промышленности для производства желе, студней и мармелада.

Интаглиетта предлагает изменить сразу оба показателя, позволяющих суррогату хотя бы в чём-то заменить настоящую кровь, – его осмотичность и вязкость.

Чтобы прийти к этому, необходимо было учесть более чем столетний опыт трансфузиологии. Уже больше трехсот лет для ученых и врачей не секрет, что организму не просто необходима кровь. Нашему телу в целом и каждому органу в частности нужен строго определенный её объем, резкое уменьшение которого чревато не только тяжелыми состояниями, но и смертью.

До относительно недавнего времени считалось, что это происходит из-за нехватки питательных веществ и кислорода, из-за снижения числа эритроцитов, несущих газ от лёгких к остальным тканями организма. Именно поэтому проводилось переливание цельной крови, содержащей как растворенные белки, так и многочисленные клетки, в первую очередь – красные кровяные тельца.

Однако позднее было показано, что основная причина гибели людей – не нехватка кислорода, а так называемый гиповолемический шок, вызванный снижением общего объема крови и заключающийся в нарушении работы сердца. Именно поэтому основная идея экстренной трансфузиологии в быстром восполнении объема крови. В критической ситуации проблема газообмена отходит на второй план.

Казалось бы, всё просто – нужно лишь «долить» до нужного объема физраствор и кровоснабжение стабилизируется. Этот подход не учитывает второго важного фактора, так называемого онкотического давления – аналога давления осмотического, но в применении к высокомолекулярным соединениям наподобие белков. Несмотря на то, что в человеческом организме онкотическое давление составляет меньше процента от осмотического, его роль очень велика, поскольку капилляры для белков непроницаемы.
В отсутствие в сыворотке белков, «притягивающих» на себя воду, жидкость моментально покидает сосуды, накапливаясь в тканях, или выводится почками.

Для компенсации этого эффекта врачи стали добавлять в физраствор различные высокомолекулярные соединения, в первую очередь – сложные сахара, которые удерживали воду.

Однако эффект оказался «слишком хорош» – широко используемое с целью выравнивания онкотического давления вещество реополиглюкин не только удерживает воду, но и значительно облегчает кровоток через капилляры.

И вот здесь учёные вновь вспомнили о вязкости.

Раньше этот параметр исследовали лишь в аспекте свертывания по принципу «высокая вязкость – большая вероятность тромбообразования, низкая – большая вероятность кровотечения». Но влиять на «текучесть» крови оказалось не так-то просто, ведь это не простая ньютоновская жидкость, и учесть многообразные эффекты от миллиардов клеток и разных растворенных веществ очень сложно.

Важность вязкости ещё более возрастает, если учесть, что она влияет на скорость кровотока крови не только как параметр в физических уравнениях, но и как фактор, влияющий на работу живого организма. Оказывается, артериолы – мелкие артерии, непосредственно предшествующие капиллярам, способны реагировать на изменения вязкости. А это, в свою очередь, влияет на давление.

В результате – очередной, необъяснимый с точки зрения неживой природы феномен жизни. Загустив кровь, мы, казалось бы, должны получить замедление кровотока и ухудшение кровоснабжения тканей, но этого не происходит – артериолы расширяются, а в результате кровоснабжение тканей поддерживается на должном уровне.

Этим обстоятельством и решил воспользоваться Интаглиетта, добавив к переливаемому хомячкам раствору хлорида натрия Hextend.

В результате этот «физиологический желатин» улучшил кровоток через артериолы на 40%, а вместе с альгинатом – на все 55%.

Правда, сделано всё было «не по канонам» – вместо физраствора, осмотическое давление которого по определению равно таковому в крови, учёный взял насыщенный гиперосмотический раствор, не используемый в клинической практике. Он исходил из предпосылки, что избыток поваренной соли внесет дополнительный вклад, «вытягивая» воду из тканей. А уж как повлияет избыток NaCl на хомячков, он решил проверить на практике. Как оказалось, организмы грызунов с успехом справились с большим количеством соли – животные не пострадали от глобального разрушения клеток.

Из-за оригинальности и даже некоторой спорности подхода внедрения этого метода в клиническую практику ещё предстоит подождать. Однако возможности, которые при этом открываются, заставляют надеяться, что работа в этом направлении будет продолжена. В любом случае работа – прекрасный пример эволюции мысли в медицине, более подробно с которым можно ознакомиться на страницах журнала Resuscitation.