Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Муравей – самый свирепый хищник

Лошадиноголовый муравей Odontomachus bauri, который водится в Южной и Центральной Америке, должен быть признан рекордсменом животного мира по боевым качествам: у него оказался самый сильный и быстрый удар. Муравей опередил таких соперников, как большая белая акула и пятнистая гиена.

Исследование, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences, возглавила биолог Шейла Патек (Patek) из университета Беркли. Оно стало возможным благодаря использованию методов высокоскоростной видеографии.

Биологи обнаружили, что скорость, с которой лошадиноголовый муравей смыкает челюсти, составляет 35–64 метра в секунду. А сила этого движения может в 100 000 раз превышать силу гравитации, причем сила каждой из челюстей при смыкании, в свою очередь, в 300 раз перекрывает вес тела насекомого.

Задействованные в исследовании муравьи весили от 12,1 до 14,9 миллиграмма. Средняя продолжительность укуса – 0,13 миллисекунд, что в 2300 раз быстрее, чем моргает человеческий глаз.

По словам Патек, мандибула (нижняя челюсть) муравья работает буквально на пределах скорости и ускорения, известных в биологическом мире. Хотя соколы, к примеру, пикируют со скоростью около 480 км в час, они начинают свой прыжок с очень большой высоты. Лошадиноголовый муравей опередил не только сокола, но и предыдущего рекордсмена – рака-богомола.

Челюсти, движениями которых управляют две сравнительно огромные мышцы в голове, служат не только для сверхскоростного нападения и укусов, но и для защиты. В случае опасности муравей, ударив ими о землю, может катапультироваться в безопасное место. Прыжки вверх достигают 8 сантиметров, вбок – почти 40 см.


Психическая глюкоза

Ученые из Королевского колледжа в Лондоне, Кембриджского университета и Университета Кёльна сумели продвинуться в области физиологической диагностики шизофрении. Объединённая группа под руководством Цзе Цанга провела анализ спинно-мозговой жидкости у 152 добровольцев. У 54 из них недавно диагностировали шизофрению (но лечение еще не проводилось), 70 из них были полностью здоровы, а у 28 наблюдались отдельные признаки заболевания.

Оказалось, что именно у этих 54 человек с недавно поставленным диагнозом в спинно-мозговой жидкости наблюдалось изменение уровня глюкозы.

Судя по всему, с началом заболевания организм и мозг начинают использовать другой источник энергии – лактаты, оставляя повышенный уровень глюкозы, говорят авторы.

В опубликованной в PLoS Medicine статье ученые сами удивляются такой четкой корреляции. Как говорят медики, в их руках оказался механизм диагностики этого заболевания на очень ранней стадии, что резко увеличивает шансы больного на выздоровление.

Другая группа ученых сумела объяснить, почему начало шизофрении зачастую приходится на юность человека.

Хью Гёрлинг из Лондонского королевского колледжа исследовал пациентов-шизофреников с мутацией гена PCM1 (перицентриолярного материала-1). У носителей мутации количество серого вещества в орбитофронтальной коре (часть мозговой системы контроля за эмоциями и получения вознаграждения) было заметно ниже. «Фактически впервые удалось выделить генетический подтип шизофрении и связанные с ним аномальные объем и конфигурацию мозга», – считает Гёрлинг.

Ген PCM1 играет роль в делении клеток мозга, более активно происходящем именно в юности – в том возрасте, когда обычно диагностируется шизофрения. Неправильная деятельность PCM1 в этот период может помешать делению клеток, и объем орбитофронтальной коры уменьшится. «Как следствие, возникает ряд признаков, характерных для шизофрении, – поясняет Гёрлинг. – Бедность суждений, неприемлемое социальное поведение и неопрятность».

Однако можно и самому постараться не заболеть шизофренией.

Как установили ученые из того же Кембриджского университета, люди с высоким уровнем интеллекта менее подвержены риску серьезных психических заболеваний. По их данным, хорошее образование и развитые умственные способности понижают опасное воздействие на человеческий организм депрессии и шизофрении.

Симптомы таких расстройств будут менее выраженными, а функционирование человека в повседневной жизни будет нарушаться не так сильно. Прежде уже было установлено, что интеллектуальное развитие может выступать в качестве защиты от слабоумия и последствий травм головы.