Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Суматру накроет нефтяное цунами

Во вторник в северо-восточной части Индийского океана произошла масштабная экологическая катастрофа. Как передаёт агентство Reuters, в 470 км к западу от острова Большой Никобар загорелось судно Amar, следующее под сингапурским флагом. Неподалёку от него находился танкер Bright Artemis, принадлежащий компании Mitsui O.S.K. Идущий под флагом Филиппин танкер принял сигнал SOS, и капитан принял решение идти на помощь.

Во время спасательной операции корабли столкнулись, и Amar пробил обшивку танкера, везущего из Омана и Саудовской Аравии в Японию 250 тыс. тонн нефти.

По сообщению капитана танкера, из двух повреждённых танкеров в море вылилось около 4,5 тыс. тонн углеводородного сырья (масштаб катастрофы можно представить нагляднее, если вспомнить, что в одной железнодорожной цистерне – 60 тонн нефти).

Дальнейшую утечку удалось предотвратить. Команда горящего судна спасена, пожар на танкер не перекинулся, передаёт агентство «Киодо Цусин».

Сейчас судно следует в Японию, сообщили агентству в компании Mitsui O.S.K., владельце танкера. И добавили, что данный инцидент, «возможно, наиболее серьезное происшествие, связанное с разливом нефти, в истории японских нефтеперевозок».

Дело в том, что в летнее время года в северной части Индийского океана господствует тёплое муссонное течение, которое, в частности, несёт воду мимо Никобарских островов в сторону острова Суматра. Течение проходит вдоль всей западной части острова, а затем и мимо острова Ява. Локализовать пятно можно только на подходе к островам, однако к этому времени в данной части океана могут произойти необратимые процессы.

Нефть-сырец (а именно её вёз танкер Bright Artemis) в морской воде постепенно делится на фракции. Часть из них уходит на дно, часть остаётся на поверхности, но больше половины рассредотачивается в толще морской воды. Наиболее качественно убрать нефть можно только в первые дни, пока она ещё не расслоилась. А к тому моменту, когда 4,5 тыс. тонн подойдут к островам, сделать это будет фактически невозможно. Качественному перемешиванию нефти в морской воде поспособствует и шторм, из-за которого в конечном итоге столкнулись суда. Поэтому о предстоящих экологических и экономических последствиях катастрофы можно пока только гадать. Во всяком случае, рыбалку на Суматре и Яве вскоре придётся отменить.

Последняя крупная экологическая катастрофа подобного рода произошла у берегов Испании – в ноябре 2002 года на мель сель танкер Prestige, который перевозил 77 тыс. тонн нефти. 19 ноября танкер раскололся и затонул примерно в 150 км от побережья Галисии. Несмотря на объединённые усилия всех спасателей Европы, авария нанесла огромный ущерб биосфере.

Тогда, по оценкам экспертов, из танкера вылились 16 тыс. тонн нефтепродуктов, а 60 тыс. затвердели и остались на дне вместе с судном. В данном случае такого исхода не предвидится: во-первых, сейчас не ноябрь, а август, да и течение, в котором произошла катастрофа, тёплое. Поэтому, скорее всего, большая часть из вылившихся 4,5 тыс. тонн (причём нефти, а не более тяжёлых нефтепродуктов) дойдёт до берега.

«Газета.Ru» проследит за развитием событий.


Свадебная депрессия

Вступать в брак лучше всего в состоянии депрессии – тогда впоследствии можно получить больше психологических выгод от супружества, утверждают социологи из университета штата Огайо.

Вступление в брак вызывает рост благополучия и процветания – этот факт подтвердили многие исследования. Однако до сих пор никто не пытался выяснить, не оказывается ли брак для кого-то более, а для кого-то менее выгодным.

Пробел решили заполнить социологи Адриен Фреч (Adrianne Frech) и Кристи Уильямс из университета штата Огайо. Они сравнили преимущества, получаемые от брака людьми в нормальном состоянии и людьми, страдающими депрессией. 13 августа ученые рассказали о результатах своего исследования на ежегодной встрече Американского социологического общества.

Социологи взяли за основу данные National Survey of Families and Households, полученные в ходе репрезентативного опроса американцев в 1987–88 годах. Повторный опрос состоялся в 1991–94 годах. Фреч и Уильямс отобрали 3066 анкет людей, не состоявших в браке на момент первого опроса.

Уровень депрессии определялся по 12 ответам на вопросы типа «сколько дней на прошлой неделе вы были подавлены», «...чувствовали себя одиноким» или «...беспокойно спали». Кроме того, социологи постарались выяснить, насколько полным было счастье в браке и много ли конфликтов происходит между супругами.

Выводы удивили самих инициаторов исследования, ожидавших, что качество семейной жизни неминуемо снизится из-за депрессии одного из супругов. Вопреки прогнозам, хотя счастье таких семей и не было безоблачным, страдающие депрессией вне зависимости от своей принадлежности говорили о больших преимуществах, извлеченных ими из супружества, чем их жизнерадостные половины.

По мнению Уильямс, если вдуматься, результат вполне логичный. «Когда вы изначально счастливы, вам уже не к чему стремиться. А вот подавленным людям брак обеспечивает социальную поддержку и удовлетворяет их потребность в эмоциональной близости», – считает она. И наконец, человеку с депрессией брак может подарить чувство собственной значимости и необходимости – в то время как не сталкивавшийся с депрессией индивид, вполне вероятно ощущал себя нужным всегда.

Исследование затронуло только пары, женатые не дольше 5 лет. Рождение детей или попытки развестись неизбежно внесли бы свои коррективы в качество семейной жизни. Но полученные результаты предполагают, что брак никогда не будет в равной мере выгодным для обоих партнеров. Кто-то один выигрывает в любом случае больше.