Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Тайны педагогического искусства-5

Период от 14 до 17 лет традиционно считается трудным возрастом. Это легко обосновать физиологией - бурное половое созревание проявляется своеобразно и, казалось бы, непредсказуемо. В данном возрасте различия в темпах развития у мужского и женского организма очень велики, поэтому временнАя шкала приводится для юношей - у девушек описанные психологические особенности можно обнаружить раньше на год-три.

В 14-17 лет максимально проявляется «конфликт поколений», многие родители жалуются на потерю контакта с выросшими детьми.

Еще чаще мне приходится сталкиваться с ситуацией, когда родители, особенно мамы, уверены, что они идеально знают своего ребенка. В результате его поступки, в том числе и криминальные, оказываются для таких уверенных родителей полной неожиданностью. Чтобы сохранить должный контакт в этот период, нужно правильно пройти возраст 5-7 лет, когда ребенок может приобрести опыт послушания из любви к родителям (старшим). Если же послушание в эти годы обеспечивалось запугиванием и наказаниями, проблемы общения подростка с родителями будут неизбежными. Для сглаживания ситуации требуется огромное терпение и такт со стороны старших.

Примерно в 13-15 лет можно обнаружить интересное явление - как бы проекцию на этот период жизни более раннего возраста 6-8 лет. Духовное развитие, запечатленное в периоде 6-8 лет, определяет проблемы и возможность их преодоления в старшем подростковом возрасте. 14-17 лет - это самые «учебные» годы. Учителям хорошо известно, что многие из «буйных» шести- и семиклассников в восьмом классе «вдруг» начинают учиться. Многие, но не все. А еще бывает и вовсе странное - после периода «лени» в 6-7 классах восьмиклассница начала с удовольствием учиться, а в девятом классе - обвал, потеря интереса ко всем предметам. Чтобы в этих странностях разобраться, нужно вернуться на «младший» этап.

Например, после двух лет радостной учебы в начальной школе ребенку пришлось неудачно сменить учителя. Потеря интереса к учебе в 3-м классе может заметно повториться в 10 классе (тоже после примерно двух лет умственной активности). Если о такой возможности знать заранее, то можно уменьшить отрицательные последствия - например, не пытаться с помощью репетиторов мучиться в 10-11-х классах «суперлицея», а пойти в техникум («технический колледж»).



Без вскрытия покажут

Американские врачи решили раз и навсегда покончить с хирургическими ошибками, связанными с тем, что врачи забывают в своих пациентах множество разных предметов. Как сообщает Nature, они предлагают оснастить радиометками все потенциально опасные предметы, а в конце операции проверять, не осталось ли что-то внутри.

Алекс Макарио из Стэнфордской университетской медицинской школы в Калифорнии утверждает, что в одном случае из 15 тыс. санитары все равно забывают в пациенте хотя бы марлевый тампон. При этом забытый тампон дает о себе знать не сразу и обнаруживается гораздо труднее забытого скальпеля, который легко найти при помощи рентгена. В итоге – опасные повторные операции и многотысячные судебные иски, всегда выигрываемые пациентами.

По статистике, каждый год врачи обнаруживают и извлекают около 3 тыс. забытых хирургами предметов.

По мнению ученых, снизить до нуля риск ошибки персонала невозможно: в операциях используется подчас свыше сотни тампонов, бывают операции, в которых используется добрая сотня хирургических инструментов. Однако Макарио с этим не согласен. Совместно с компанией ClearCount Medical Solutions из Питтсбурга он экспериментально проверил идею, которая способна положить конец подобным ошибкам. Свою идею анестезиолог заимствовал из супермаркетов.

В работе Макарио тампоны размером 10 см помечались радиометками размером с монету, каждый тампон – меткой со своей частотой. В испытаниях приняли участие восемь пациентов. Один хирург прятал во время операции один или несколько тампонов или не оставлял тампонов вообще. В задачу второго хирурга, вооруженного датчиком площадью всего 25 кв. см, входило определить, сколько тампонов забыл его коллега.

Несмотря на опасения Макарио, что тело будет экранировать слабый радиосигнал, во всех восьми случаях удалось точно определить, сколько тампонов осталось внутри пациента. Предварительные результаты ученые опубликовали в очередном выпуске Аrchives of Surgery.

Макарио отдает себе отчет, что после операции хирург может банально забыть провести датчиком над пациентом, поэтому планирует создать стационарный детектор наподобие рамок-металлодетекторов в аэропортах.

Как считают авторы работы, оснащение всего хирургического инструментария радиометками будет рентабельно: каждый год клиники выплачивают около $300 млн в уплату компенсаций за забытые в пациентах предметы по судебным искам.

Мировая статистика показывает актуальность работы стэндфордцев. В частности, медики из Женского госпиталя в Бостоне в соавторстве со специалистами Гарвардской школы здоровья обработали данные 800 тыс. хирургических операций, проведенных в клиниках штата Массачусетс с 1985 по 2001 год. За этот период в 54 случаях в телах пациентов оставили 61 предмет, а общая сумма компенсаций по судебным искам составила $3 млн.

Из наиболее известных случаев можно упомянуть метровый провод, забытый хирургами в шее английского пациента Стива Уиндлесса. За десять лет провод врос в сонную артерию и не подлежит хирургическому извлечению. А сиднейские врачи оставили 17-сантиметровые ножницы в животе пожилой Пат Скиннер в 2001 году. Женщина проходила с ними более года. 15-сантиметровые ножницы забыли и в теле индийского больного Аккооппойла Ачутхана после операции по удалению опухоли желудка. Так что, возможно, Макарио ждет не только медицинский, но и коммерческий успех.