Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Широкий и злой

Можно ли с первого взгляда на человека понять, каков его характер, чего от него можно ожидать и что он из себя представляет в целом? Зачастую люди общаются по работе или живут в браке не один десяток лет, но и спустя этот немаленький промежуток времени иногда вдруг узнают что-то неожиданное о поступках своего друга, приятеля или супруга, чего о нем никогда бы и подумать не могли. Но есть и примеры, когда первое впечатление оказывается верным. Благодаря усилиям канадских психологов это явление теперь получило научное обоснование.

Если у вас на работе есть агрессивный начальник, который иной раз за словом в карман не полезет и отругает так, что пух и перья будут лететь, то вспомните его лицо. Затем мысленно измерьте в удобных вам единицах расстояние от края одной щеки до края другой.

После этого поделите это расстояние на расстояние от середины лба до верхней губы. Затем подойдите к зеркалу и проделайте подобную процедуру для себя, и сравните эти показатели ширины лица для себя и своего начальника. Если вы спокойный и послушный сотрудник, которому не по душе методы вашего руководителя, то с большой вероятностью

оценки ширины его лица будут больше, чем для вашего.

Канадские ученые утверждают, что таким образом можно оценивать склонность человека к агрессии. Свою догадку они подтвердили на практике.

Исследователи отобрали фотографии мужчин, степень агрессии которых была хорошо изучена. После этого изображения этих людей случайным образом были показаны участникам эксперимента, которых в данной работе было 39. Добровольцы должны были после короткого взгляда на фотографию оценить, насколько агрессивным является тот человек, чье изображение они только что видели. Фотографии показывались в течение короткого промежутка времени от 39 миллисекунд до 2 секунд.

Оказалось, что участники эксперимента довольно точно указывали степень агрессии людей, которых они видели на фотографиях. Причем от продолжительности просмотра фотокарточки результат не сильно зависел.

То есть даже короткого промежутка времени достаточно, чтобы с большой долей вероятности интуитивно определить, насколько этот человек является агрессивным.

Авторы работы, опубликованной в Psychological Science, полагают, что ширина лица является проявлением наличия в организме человека большого количества тестостерона – главного мужского гормона, который отвечает за развитие и поддержание «мужских» признаков организма, начиная от развития вторичных половых органов и заканчивая ростом волос на лице, увеличением силы и мышечной массы и даже огрубением голоса.

Соответственно, и форма лица в большей степени формируется в период полового созревания, то есть в подростковом возрасте, что лишний раз доказывает, что «все мы родом из детства».

Свою идею о связи ширины лица со степенью агрессии ученые из Канады в первую очередь проверили на представителях самого популярного в этой стране вида спорта – хоккея с шайбой. Изучая фотографии хоккеистов и статистику игроков, они обнаружили, что спортсмены с более широким лицом гораздо чаще оказываются на скамейке штрафников, чем хоккеисты с более узкой физиономией.


Доисторический фотосинтез

Около 2,4 млрд лет назад атмосфера Земли резко изменилась – содержание кислорода в ней увеличилось на порядки. Эта теория сейчас является уже общепринятой. «Кислородный всплеск» стал важнейшей вехой в истории Земли: именно кислородная атмосфера сделала возможным появления разнообразных сложных форм жизни на планете.

Однако до сих пор оставались неразрешенными два важнейших вопроса: когда на Земле началось активное производство кислорода с помощью фотосинтеза растений и когда кислород начал изменять химию процессов в атмосфере планеты и в мировом океане.

Недавние исследования показали, что фотосинтетический кислород появился в атмосфере Земли по меньшей мере за 100 млн лет до «кислородного всплеска». Кроме того, влияние на химию мирового океана способны оказывать даже следовые количества кислорода. Результаты исследования опубликованы в последнем номере Science.

Американские ученые проанализировали отложения черных сланцев в Восточной Австралии. По своему происхождению этот минерал – ископаемые фрагменты древнего морского дна. Слой за слоем эти отложения собирали информацию о составе древнего океана, а теперь ученые могут расшифровать эту временную «томограмму».

Масс-спектрометрическое исследование сланцев показало, что пиковые концентрации сероводорода в нижних слоях гидросферы (где кислорода нет) появились за 100 млн до «кислородного всплеска».

Согласно современным представлениям, в течение большей части 4,6 млрд лет истории Земли и до роста концентрации кислорода океан был насыщен растворенным железом. Кроме того считалось, что для достижения высокой концентрации сульфидов в нижних слоях гидросферы необходимо высокое содержание кислорода в атмосфере. Однако теперь понятно, что это не так. За 100 млн лет до «кислородного всплеска» содержание О2 в атмосфере было в сто тысяч раз меньше, чем сейчас – а сульфиды на дне океана уже были.

Ученые считают, что в этой ситуации источником сероводорода на дне океана являлись минералы с суши. В частности пирит (FeS2) успешно «смывался» с континентов в океан реками. Он и создавал повышенную концентрацию ионов железа и сульфид-ионов.

Кроме того, изменение концентрации сульфид-ионов служит «отпечатком пальцев» процесса фотосинтеза. Ученые считают, что активный фотосинтез начался 2,6 млрд лет назад. Однако концентрация кислорода в атмосфере возросла не сразу, потому что весь производимый кислород расходовался на окислительные реакции. Присутствие малых количеств кислорода в атмосфере стимулировало эволюцию эукариотов (организмов с клеточным ядром) за миллионы лет до «кислородного всплеска». Именно этот процесс стал толчком дальнейшего бурного развития животного мира.

Это открытие имеет важное приложение и в контексте поиска жизни на планетах вне Солнечной системы. С одной стороны, подтверждена гипотеза о биосинтезе кислорода как необходимом условии эволюции сложных живых организмов. С другой стороны, отсутствие кислорода в спектральном составе атмосферы планеты еще не говорит о том, что биологические процессы производства кислорода полностью отсутствуют.