Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Лягушки-путешественницы с Анд на Амазонку

«Затерянный мир» Жюля Верна и многочисленные вариации на эту тему надёжно закрепили за Амазонией звание самого таинственного уголка нашей планеты, обладающим удивительным, присущим только тропикам биологическим разнообразием. Географическая и биологическая изоляция, влажный и теплый климат идеально подходят для амфибий и рептилий, уступающих млекопитающим и птицам в способностях приноравливаться к меняющимся условиям окружающей среды.

Эта область до сих пор рассматривается как уникальное хранилище – в Неотропике сосредоточена изрядная часть существующих тропических видов.

Но жизнь в джунглях Амазонки не настолько самобытна, как может показаться на первый взгляд:

за последние 15 миллионов лет одни только ядовитые лягушки-древолазы минимум 11 раз «спускались» с Анд и заселяли благодатный бассейн величайшей реки.

Генеалогия красочных древолазов, опубликованная Хуаном Сантосом из Университета Техаса в PLoS Biology, ставит под сомнение эволюционную изолированность бассейна. Равно как и господствующую среди биологов гипотезу о том, что большая часть видов флоры и фауны региона появилась в последние 1–2 миллиона лет.

Поскольку палеонтологическими находками этот регион похвастаться не может, Сантосу и его коллегам пришлось восстанавливать ход истории на протяжении последних 45 миллионов лет по ДНК, выделенной у 223 из 353 известных видов древолазов, обитающих на этой территории.

Помимо яркой окраски эти амфибии известны ещё разнообразными ядами, выделяемыми через кожу для защиты от врагов.

Но объектом для исследования стали в первую очередь участки генома, подтверждающие миграцию лягушек: ученым удалось обнаружить как минимум 14 случаев масштабной экспансии в бассейн Амазонки за последние 23 миллиона лет. Из них 11 – с территории, которую сейчас занимают Анды, отделяющие Амазонку от Тихого океана. Причем все ныне живущие виды древолазов – «сами не местные», появившиеся от этих иммигрантов.

За последние 23 миллиона лет район несколько раз претерпевал кардинальные изменения: изменение количества и уровня внутренних водоемов, подъем Анд 15 миллионов лет назад и, конечно же, появление Амазонки, более или менее оформившейся около 9 миллионов лет назад.

Именно с появлением «далёкой» реки ученые и связывают большинство миграций, имевших место от 1 до 7 миллионов лет назад, когда влажный и теплый бассейн уже существовал.

Потом «лягушки-путешественницы» неоднократно возвращались к подножию Анд и вновь заселяли Амазонию, дав начало минимум 70 видам из известных 353. Эти миграции продолжаются и до сих пор в районе Чоко у северо-западного тихоокеанского побережья Южной Америки и в прилежащей части Центральной Америки.

Сами авторы считают, что такое видообразование, в котором ключевую роль играют миграции, может быть характерно и для других представителей флоры и фауны амазонских – да, вероятно, и других, джунглей. В этом случае ученым придётся пересмотреть свой взгляд на развитие региона, считавшегося до недавнего времени «затерянным» чуть ли не со времён Гондваны.


Астрономический год-2. «Бери больше, кидай дальше»

Первая часть интервью: Всемирный год астрономии.

– Одним из главных событий Всемирного года астрономии в России должно стать начало строительства Кавказской горной обсерватории близ Кисловодска. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

– Безусловно, надо использовать Всемирный год астрономии, чтобы привлечь к астрономии внимание российских властей. Ведь российская астрономия как никто другой пострадала от распада Советского Союза. В самой России мало высоких гор, мало мест с хорошим астрономическим климатом, и все главные обсерватории Советского Союза были расположены по «южному кольцу», где хорошие горы, хорошее качество изображения. Это Узбекистан, Казахстан, Азербайджан, Армения, Грузия, Украина – весь «южный пояс», где были горы и где старались строить все обсерватории. Когда Советский Союз распался, это всё было потеряно.

Наш Университет потерял три обсерватории. В Узбекистане – обсерватория на горе Майданак, которую у нас отняли, в Казахстане – обсерватория вблизи Алма-Аты. А сейчас мы теряем нашу Крымскую станцию, которую передаём в собственность Украины. Фактически, Московский университет остаётся без наблюдательных баз.

И мы очень благодарны нашему министру образования Андрею Александровичу Фурсенко, президенту Академии наук Юрию Сергеевичу Осипову и ректору МГУ Виктору Антоновичу Садовничему, которые подписали бумагу на имя правительства, и

в 2005 году были выделены деньги на закупку телескопа с зеркалом диаметром 2,5 метра.

И мы его будем ставить уже на российской территории, в Кавказской горной обсерватории ГАИШ на Северном Кавказе, вблизи Кисловодска, на высоте 2100 метров.

– Когда планируется поставить инструмент?

– Телескоп уже изготавливается, уже заключён контракт с французской фирмой SAGEM, которая, кстати, делала 8-метровые зеркала для телескопов VLT Южной европейской обсерватории. Зеркало уже отполировано, процесс идёт. Поставка телескопа планируется летом 2010 года.

К сожалению, из-за кризиса сейчас нам пока не выделяют денег на капитальное строительство.

На это нужно 420 миллионов рублей, это приличные деньги, и нам пока не удаётся их добиться. Но мы боремся, Виктор Антонович написал письма президенту страны и премьер-министру; нас поддерживает и научная общественность. И на конференции «Астрономия и общество», которую мы будем проводить в марте, будем заострять внимание на том, что в России нужно создавать свои обсерватории – просто потому, что мы всё потеряли. А Кавказская горная обсерватория – одна из обсерваторий, которые будут иметь как научное, так и учебное значение.