Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Жизнь в океане задохнется

Триста лет индустриализации дали о себе знать: выросла средняя и максимальная температура, нарушились климатические циклы, а сейчас использование минерального топлива начало сказываться на главной буферной системе нашей планеты – мировом океане. Причём таянием льдов и возможным изменением течений всё не ограничивается:

температура и повышение концентрации углекислого газа действуют вместе, снижая количество растворенного кислорода, без которого высшие формы жизни обойтись никак не могут.

Гари Шаффер из датского Института имени Нильса Бора и его датские и чилийские коллеги смоделировали эволюцию экосистемы Земли в течение ближайших ста тысяч лет, учитывая состояние атмосферы, океана, океанических отложений, литосферы и непосредственно биосферы с 1765 года.

Выводы оказались неутешительными: в ближайшее время рыбы останутся без кислорода, губки и кораллы – без скелета, а единственным обитателем «мёртвых зон» будет «самодостаточный» фито- и зоопланктон. Как это происходит, можно наблюдать уже сейчас на примере прибрежных вод, загрязняемых удобрениями с полей: ни рыбы, ни крабов, ни моллюсков там уже не осталось

Восстановить эти небольшие экосистемы можно, контролируя «инструментарий» сельского хозяйства, а вот справиться с последствиями глобального потепления в ближайшее время вряд ли удастся.

В зависимости от точности приближения модели площадь «мёртвых зон» в ближайшее время может вырасти в 10 раз и больше, затронув уже не только прибрежную зону, и это при том, что экологи не прогнозировали дальнейшего радикального увеличения температуры. Ситуация усугубляется постепенно замедляющимся «перемешиванием» океанических вод.

И если для человечества, обязанного дарам моря своим развитием, подобные события в новинку, то планета, равно как и жизнь вообще, сталкивается с аноксией не впервые. По всей видимости, именно недостаток кислорода стал причиной массовых вымираний, среди которых и пермское, случившееся 250 миллионов лет назад.

С эволюционной точки зрения это новые факторы естественного отбора, путь к появлению новых видов и совершенствованию «старых», но, как показывает опыт, консервативное человечество к этому пока не готово.

Судя по всему, наибольшего прогресса следует ждать от планктона, обитающего в поверхностных слоях и способного фиксировать растворенный в воде азот. И хотя, несмотря на вымирание крупных видов, общая биомасса океана будет увеличиваться, как будут развиваться события – неизвестно, ведь смоделировать эволюцию, в отличие от климата, даже при помощи самых совершенных компьютеров невозможно.

Стоит отметить, что эта публикация в Nature Geoscience не стала «открытием» – океанологи и до этого пытались привлечь внимание общественности к проблеме, уже сгубившей множество губок и кораллов, но без модели оценить масштабы изменений было нельзя.

Шаффер отметил и ещё одну проблему – разительное уменьшение целой ниши пищевых ресурсов: трудно представить себе, как свежая рыба в суши сменится на планктон.

Вывод, как и в случае других экологических проблем, однозначен: несколько поколений без минерального топлива – и океан снова придёт в норму. Есть и другие, более фантастические планы, включающие направленное перемешивание океанических вод или закачивание углекислого газа из атмосферы в пустоты литосферы, образующиеся, например, при выкачивании той же нефти.


Дездемону погубила готовность зачать

Мужская конкуренция увеличивается в период, когда женщина становится наиболее фертильной – потенциально плодовитой, то есть в первой фазе менструального цикла. Как установили ученые из Университета Ливерпуля, мужчины сильнее всего ревнуют к доминирующим потенциальным соперникам непосредственно перед тем, как у их подруги или постоянной половой партнерши должна начаться овуляция.

Роб Бёрисс и доктор Энтони Литтл из Школы биологических наук Университета в Ливерпуле опирались на предыдущие исследования, ранее показавшие, что женские предпочтения меняются в течение менструального цикла. Во время овуляции женщины предпочитают выглядящих более по-мужски мужчин, им приятнее не только их внешность, но и голос, и запах. Дело в том, что подчеркнуто мужественная, брутальная внешность свидетельствует о высоком уровне тестостерона в крови и демонстрирует хорошие генетические качества экземпляра, которые могут быть переданы потомству.

Как установили британские исследователи, постоянный партнер женщины чувствует, что ее настроение изменилось, и подспудно ощущает угрозу со стороны, так сказать, маскулинизированных незнакомцев, чьи генетические возможности, вполне вероятно, превышают его собственные. Однако закономерность прослеживается только с теми женщинами, которые не принимают гормональных контрацептивов и, соответственно, способны зачать в любое время.

Участникам эксперимента в Ливерпуле показывали изображения мужских лиц с более или менее ярко выраженными особенностями лидера, например жесткой линией подбородка, сильными челюстями или тонкими губами. Затем испытуемых просили оценить, чья внешность больше похожа на доминирующего мужчину, причем определение доминирующего звучало так: «Получает то, чего хочет». И наконец, у добровольцев затребовали информацию о способе предохранения, который предпочитает их любимая, и сроках ее последней или будущей менструации.

Мужчины, чьи партнерши не прибегали к оральной контрацепции и находились в преддверии овуляции, оценили мужские лица как более доминирующие, чем остальные участники исследования.

«Групповые животные, например шимпанзе, могут спокойно и счастливо жить вместе, – поясняет Роб Бёрисс. – Но как только самка готова к спариванию, идиллия заканчивается». Два доминирующих мужчины в пределах группы становятся конкурентами и борются за ее внимание. По словам биолога, у людей все происходит так же. Самый любопытный момент исследования – мужчины начинают опасаться лидеров именно незадолго до овуляции своей подруги. Получается, что менструация предопределяет поведение не только женщины, но и мужчины.

Бёрисс заметил: «Форма и пропорции лица – хороший индикатор доминантности». Мужчины с большими глазами, округленной, мягкой линией подбородка и полными губами воспринимаются как более женоподобные, и женщины заметно чаще выбирают их в качестве долгосрочных партнеров. Однако в лидерстве их никто не обвиняет.