Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Убийцы тираннозавров охотились семьями

Скелеты огромных плотоядных динозавров обнаружены в Аргентине, в предгорьях Анд, в 24 километрах к югу от города Пласа-Уинкуль. По крайней мере 100 костей от семи-девяти экземпляров неизвестного науке существа найдены на массовом кладбище окаменелостей при раскопках в Западной Патагонии, продолжавшихся в течение 1997-2001 годов. Подробное описание находки появилось в свежем номере журнала Geodiversitas.

Двуногий ящер, который, по оценкам экспертов, был одним из самых грандиозных хищников, бродивших когда-либо по Земле, жил около 100 млн. лет назад, весил около 6 тонн и получил название Mapusaurus roseae.

Mapusaurus происходит от слова, которое на языке племени мапучос, живущего в районе находки, означает «земля». Длина самого крупного из обнаруженных мапузавров составляет около 12.5 метров – точнее измерить невозможно, так как ни одного полного скелета получить не удалось. Хотя по длине от морды до кончика хвоста мапузавр, скорее всего, уступает гигантозаврам и спинозаврам, в целом он может быть и не менее крупным: по мнению Томаса Хольтца, специалиста по динозаврам из университета Мэриленда, длина туловища – не самый надежный индикатор размеров.

На скелетах нет никаких признаков болезни. Поэтому ученые сделали вывод, что животные, очевидно, стали жертвами какого-то внезапного несчастного случая. На то, что мапузавры жили «одной семьей», указывает прежде всего разный возраст найденных ящеров. По словам соавтора открытия, палеонтолога Филиппа Кэрри из университета Альберты в Канаде, основной состав группы – животные среднего размера, детенышей и старых особей намного меньше. Обычно в группу, по оценкам Кэрри, входило 12 и больше животных.

По сравнению с тираннозавром, мапузавр, вероятно, был более проворным и «стройным». Он обладал более удлиненным черепом, а его зубы были устроены наподобие ножниц (при таком строении удобнее разрывать мясо, чем перемалывать кости).

Патагонские окаменелости – первое свидетельство, заставляющее предположить, что и другие крупные питавшиеся мясом динозавры (кроме тираннозавров) объединялись и охотились в группах. Такая стратегия, вероятно, позволяла им нападать на еще более грандиозных животных – травоядных динозавров, в том числе аргентинозавра. Как пишет профессор Родольфо Кориа, руководитель раскопок и сотрудник музея Carmen Funes в Пласа-Уинкуль, «если вы собрались охотиться на аргентинозавра, вам просто придется разработать для этого особенный метод».

Другие окаменелости, найденные в последнее время в Канаде, Монголии и Соединенных Штатах, подтверждают гипотезу, что подобное социальное поведение, возможно, было сравнительно общепринятым для хищников в позднем меловом периоде (65-90 млн. лет назад). Дон Лессем, принявший участие в извлечении мапузавров, даже характеризует находку как «самую отвратительную когда-либо встречавшуюся банду убийц». Пока остается неясным, сотрудничали ли ящеры во время охоты, как поступают волки или львы, или просто окружали добычу и толпились вокруг кого-то одного, пока тот убивал.

Мапузавр, по всей видимости, относится к недавно выделенным в отдельную группу в составе подотряда тероподов кархародонтозаврам. Патагонский ящер был, по-видимому, анатомически теснее связан с аргентинскими гигантозаврами, чем с африканскими разновидностями кархародонтозавров, думает Ронен Аллен из Национального музея естественной истории в Париже. То есть, южноамериканские кархародонтозавры предположительно развивались вне зависимости от своей африканской ветви. По мнению Аллена, не за горами и новые масштабные находки: ученый прогнозирует, что в самом ближайшем будущем откопают кархародонтозавра, который обгонит по размерам и мапузавра.


Как прихлопнуть муху

Вряд ли Майкл Диккинсон, сотрудник Калифорнийского технологического института, ставил своей целью научить людей ловить мух, приступая к работе по изучению биомеханики полета насекомых. Однако теперь он всем может дать дельный совет по этому поводу. В статье из последнего номера Current Biology Диккинсон с коллегами показал, почему так трудно поймать или прихлопнуть муху, часто каким-то невообразимым пируэтом ускользающую от мухобойки, газеты или на худой конец ладони.

В своей работе над механикой движений плодовых мушек дрозофил Диккинсон исследовал реакцию животных на приближающуюся угрозу, которую имитировал, – черный кружок. Такая реакция подразумевает передачу информации от сенсорных органов, в данном случае глаз, которые у дрозофил позволяют одновременно наблюдать мир в панораме, близкой к 360 градусам, к моторным.

Оказалось, что задолго до начала маневра в воздухе дрозофила успевает подготовиться к первоначальному прыжку, за которым следует сам полет.

Как выяснилось, мозг дрозофилы успевает определить скорость надвигающейся угрозы и направление движения и приготовиться к отступлению в противоположном направлении примерно за 200 миллисекунд. Дрозофила расставляет лапки таким образом, чтобы при их выпрямлении и толчке от поверхности уже в прыжке двигаться в направлении, предусмотренном планом отступления.

Такая неимоверная скорость работы мозга дрозофил была зафиксирована благодаря высокоскоростной видеокамере с частотой съемки 5400 кадров в секунду. Например, на фотоснимках оказалось отчетливо видно, как при приближении черного диска к мушке спереди она протягивает свои передние лапки вперед и немного отклоняется назад. В таком положении выпрямление ног отбрасывает мушку назад, после чего в дело вступают крылья. Если же опасность приближается со спины, то средние лапки мушки отодвигаются немного назад, когда угроза находится сбоку от мушки, средние лапки остаются на месте, вместо них мушка отклоняется от направления опасности всем телом и только после этого отпрыгивает.

При этом дрозофила учитывает не только положение собственного тела и направление на источник опасности. Её мозг успевает принять во внимание и различные позы, в которых она находится в момент обнаружения надвигающейся угрозы; например, её лапки в разные моменты времени могут быть заняты чисткой тела или участвовать в приеме пищи, шагать по кухонному столу или добиваться расположения мушек противоположного пола.

Каждый раз крохотный мозг мушки, состоящий всего из сотни тысяч нейронов, подсказывает ей, в каком направлении нужно повернуть тело и как следует переставить лапки, чтобы отпрыгнуть в нужном направлении.

По предположению Диккенсона, примитивный мозг дрозофил обладает неким подобием координатной карты, которая очень быстро позволяет провести расчет перестановки тела при известном направлении и скорости приближения угрозы.

Дальнейшие работы по изучению сенсорно-моторного трансферта информации призваны выявить область мозга, которая выполняет эти расчетные функции с молниеносной скоростью.

Это открытие очень удивило ученых, которые до последнего времени были уверены в том, что все приготовления к полету у дрозофил заключаются в вертикальном прыжке, а направление полета задается только крыльями. Как оказалось, дрозофилы умеют и быстро запрягать.

Теперь, для того чтобы ловить мух «по науке», Диккинсон рекомендует всем подкрадываться к насекомому осторожно, не совершая резких движений: глаз мухи не способен отследить медленные перемещения. Удар же мухобойки должен быть направлен на опережение – подкрадываясь к мухе, вы можете быть уверены, что в момент удара отскочит она от вас всегда в противоположном направлении, а потому занесите руку немного дальше, и успех гарантирован.