Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Афродиту разглядели с тыла

Сутки спустя после выхода на предварительную околовенерианскую орбиту аппарат Европейского космического агентства Venus Express передал первую фотографию Венеры. Как сообщает ЕКА, на снимке, сделанном с расстояния 206 452 км, планета видна с южного полюса. Снимки получены при помощи камер VMC (Venus Monitoring Camera) и VIRTIS (Visible and Infrared Thermal Imaging Spectrometer).

Это первое в истории космонавтики изображение южного полюса планеты.

Венера –
вторая по удаленности от Солнца планета Солнечной системы. Известна с древности, названа в честь римской богини красоты. Это внутренняя планета и на земном небе не удаляется от Солнца дальше 48°...

Ученые из ЕКА остались довольны первым включением камер: изображение хорошего качества и высокого разрешения.

Разрешение фотографий – около 50 км на пиксель, что, учитывая расстояние до планеты, очень неплохо. При этом на снимках видны детали как дневной стороны Венеры, так и ночной. Левая часть снимка – дневная сторона. Изображение получено в видимом спектре и представляет собой картину облачности на высоте около 65 км над планетой. Снимок ночной стороны (справа) – более захватывающий. Он сделан в инфракрасном диапазоне в длине волны 1,7 мкм. В основном на снимке показаны детали атмосферы на 10 км ниже. Спиральные вихри расположены на высоте около 55 км.

Уже на первом снимке замечены необычные детали.

Более всего, астрономы заинтригованы темной воронкой практически на самом южном полюсе. Как предполагают ученые, такая же структура должна быть и на северном полюсе Венеры, однако это пока не подтверждено.

Как сказал «Газете.Ru» Александр Родин из Института космических исследований, на Venus Express возлагаются большие надежды в изучении венерианской атмосферы, ведь адекватной модели процессов, происходящих в атмосфере второй планеты, до сих пор нет.

Помимо VMC и VIRTIS, специалисты из ЕКА включили для начального тестирования магнитометр MAG. Вместе с анализатором космической плазмы и атомов высоких энергий (ASPERA, The Аnalyser of space plasma and energetic atoms) MAG будет работать во время предварительного облета Венеры, изучая невозмущенный солнечный ветер и его взаимодействие с атмосферой.

Ведь Венера – единственная планета Солнечной системы, не имеющая магнитного поля.

Venus Express стартовал с космодрома Байконур в ноябре 2005 года при помощи ракеты-носителя «Союз» и разгонного блока «Фрегат» и вышел на орбиту Венеры 11 апреля 2006 года. После 16 витков вокруг планеты аппарат должен выйти на расчетную орбиту с апоцентром в 66 тыс. км и перицентром в 250 км. Это должно случиться 7 мая. 22 апреля начнется полное тестирование бортовой научной аппаратуры зонда, которое продлится до 13 мая. Исследовательская фаза работы станции начнется 4 июня.

На борту Venus Express находится семь научных приборов, два из которых – планетарный фурье-спектрометр PFS и спектрометр для исследований характеристик Венеры SPICAV – созданы российскими учеными из Института космических исследований РАН.

Работа зонда рассчитана на два венерианских дня, что немало – ведь это 486 суток по земному времени. Впрочем, глава постоянного представительства ЕКА в России Ален Фурнье-Сикр не исключил того, что время работы зонда может быть увеличено вдвое.


Кастраторы берегут энергию

Каждый вид выбирает свой путь развития, но вне зависимости от того, сделан акцент на качестве или количестве, «относительное содержание» представителей в соответствующей экологической нише все равно остается постоянным. Для паразитов, смысл жизни которых сокращается до размножения, справедливо то же самое.

По данным исследования, опубликованного в Nature, доля эта весьма немаленькая – до 1,2% от всей биомассы. Это больше, чем суммарная масса всех хищников, располагающихся на вершине пищевой пирамиды.

Арман Кари из Университета Калифорнии в Санта-Барбаре и его коллеги-экологи из многочисленных институтов, в чью область интересов попадает морская жизнь, провели несколько совместных экспедиций в районе Калифорнийского залива. На протяжении пяти лет ученые непрерывно подсчитывали в трех экосистемах устьев суммарную биомассу 199 свободноживущих видов, 15 видов сосудистых растений и 138 видов инфекционных агентов (в том числе 1 растительный вид).

Обобщение этих данных заставило экологов пересмотреть традиционный взгляд на пищевые цепи и обратить внимание на инфекционные агенты, вклад которых недооценивался. Сказать, что их раньше совсем не учитывали, нельзя: паразиты и несвободно живущие бактерии оказывают серьезное влияние на регуляцию численности «хозяев». А вот то, что они и сами ни в чем не уступают хищникам, по крайней мере в прибрежных экосистемах, ученые узнали впервые.

По результатам исследований основу, как и в большинстве экосистем, составили сосудистые растения: до 170 тонн на гектар.

Из них 0,27% – около 460 кг/га – составила повилика (Cuscuta salina), паразитическое растение, поражающее листья и побеги своих сородичей по царству. Это хотя и меньше, но сопоставимо со всей свободноживущей фауной, суммарная масса которой варьировала от 900 килограмм до 2,5 тонны на гектар. Животные паразиты в сумме весили от 1,2% до 0,2% от всей фауны.

При этом чем больше была общая масса животных в экосистеме, тем меньше оказывалась доля паразитов в регионе.

Такую зависимость ученые объяснить пока не смогли.

Зато после «стандартизации» всех животных по таксонам, а паразитов – по основным приспособлениям к их образу жизни статистические цифры оказались схожими на всех исследованных территориях: питавшиеся «соками» других животных черви и прочая живность составила 2% от веса своих хозяев.

Особенно поразил ученых тот факт, что масса ежегодно рождающихся свободноплавающих личинок сосальщиков – группы плоских червей – превосходила биомассу птиц, находящихся на вершине пищевой пирамиды.

Самая оригинальная среди изученных групп – так называемые кастраторы, лишающие хозяев возможности размножаться. При этом лишенный половой функции организм сохраняет все остальные умения, в частности способность добывать пищу и заселять новые территории. Такие «фабрики» по производству паразитов для многих видов даже превосходят по численности здоровых особей. Наиболее распространенные жертвы червей – крабы, двустворчатые и брюхоногие моллюски.

Получив на руки упомянутые числа, ученые смогли доказать, что паразиты гораздо эффективнее хищников используют энергию жертвы для воспроизводства.

За их же счет происходит удлинение пищевых цепей и «разветвление» пищевых сетей.

Конечно, все вышеизложенные факты справедливы лишь для трех конкретных экосистем, причем водных, в которых роль человека практически не прослеживается. Для наземных и тем более антропогенных систем подобная статистика не известна, что делает работу Кари ещё более интересной.