Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Рыба вылезла для охоты на сушу

В Западной Африке бельгийские ученые обнаружили рыбку, которая может охотиться и ловить своих жертв на суше, пишет журнал Nature. Странное поведение рыбы должно заинтересовать и биологов-эволюционистов – вероятно, именно так вели себя первые полурыбы-полузвери, вышедшие из воды на сушу около 375 млн лет назад.

Длина рыбы Channallabes apus из семейства угрехвостых сомов – 30–40 см. В воде она охотится так же, как и многие другие рыбы: широко открывая рот, всасывает некоторое количество воды вместе со всем, что в ней находится. Но в отличие от обычных рыб Channallabes apus способна высунуть переднюю часть туловища из воды и, зависнув над добычей, ухватить ее ртом в воздухе –- гораздо менее плотной среде, чем вода. Такая способность позволяет ей процветать в болотах тропических лесов Габона, где, как правило, обитают значительно более мелкие по размеру рыбы.

Именно величина заставила сома приспосабливаться и развивать то, что один из соавторов исследования, профессор Доминик Адрианс (Adriaens) из Гентского университета, назвал «высокой степенью эволюционной пластичности (способности к адаптации) в строении тела». По его мнению, своим существованием рыба доказывает, что доисторическим рыбам, чтобы перейти к наземному или частично наземному образу жизни, не требовались радикальные преобразования в собственном организме. О том же свидетельствует и рыбокрокодил тиктаалик – переходное звено в эволюции рыб, обнаруженное на днях.

Поднимать свое тело над водой Channallabes apus позволяет специфический, необычно гибкий спинной хребет, хотя выраженная шея у рыбы отсутствует. Угрехвостые сомы (отряд сомообразных) внешне не похожи на сомов, которых выдает в них лишь широкая голова с большой пастью, окруженной тремя-четырьмя парами усов. У них удлиненное торпедообразное тело, лишенное чешуи, а колючие спинные и грудные плавники снабжены ядовитыми железами. По коже угрехвостых сомов разбросаны архаичные органы осязания, похожие на ампулы Лоренцини, встречающиеся у акул и скатов. Опыты над рыбой в аквариумных условиях в Бельгии позволили документально зафиксировать, как голод заставляет ее выбраться к лежащей на суше добыче.

По словам ведущего автора исследования Сэма ван Вассенберга из университета Антверпена, лесные болота, где проживает Channallabes apus в дикой природе, состоят из изолированных небольших луж и на суше ей проще раздобыть себе пропитание. Фариш Дженкинс, профессор зоологии Гарвардского университета в Кембридже (Массачусетс), не участвовавший в исследовании, не вполне согласен с такой трактовкой.

Дженкинс думает, что у рыбы могли найтись и другие веские причины, чтобы стремиться на берег, например потребность избегать подводных хищников или пересыхание водоемов. Он напоминает об азиатской рыбе анабас (ползун), которая часто выходит на берег, пользуясь для передвижения плавниками. Таким образом происходят и массовые переселения ползунов из высыхающих водоемов в новые. Специальный наджаберный орган анабаса пригоден для вдыхания воздуха и позволяет рыбе шесть–восемь часов оставаться без воды.

Хорошо изучен биологами и австралийский илистый прыгун – тропическая рыба с выпученными глазами и большими жесткими грудными плавниками, с помощью которых рыбе удается прыгать через илистые отмели, скалы и корни эвкалиптов. Прыгун умеет перебираться не только по земле, но и по деревьям, где его удерживает брюшная присоска. У прыгуна, как и у ползуна, особенно устроен жаберный аппарат, и рыба также может некоторое время оставаться на суше во время отлива. На эволюцию африканского сома Channallabes apus мог повлиять целый комплекс разнообразных факторов, подытоживает Дженкинс.


Ливни станут вдвое сильнее

Прогноз погоды – дело неблагодарное. Ещё более трудный вопрос – моделирование этой самой погоды и расчет её на временном отрезке не в день и неделю, а, например, в несколько лет. В таком случае уже не обойдешься данными со спутников или же требующими не меньшего опыта наблюдениями за закатными облаками.

При долговременных расчетах на первое место выходят глобальные эффекты – изменения океанских течений, таяние льдов и, безусловно, повышение температуры. Правда, если учесть, что экологи никак не договорятся до средних цифр и механизмов последнего феномена, то о достоверности в оценках его последствий и говорить не приходится.

Герт Лендеринк и Эрик ван Мейегаарт из Королевского метеорологического института Нидерландов считают, что

из-за глобального потепления ливни станут ещё сильнее, чем полагали даже не самые скромные метеорологи.

Причём коснутся эти изменения Европы.

В том, что глобальное потепление достоверно приведет к усилению осадков, сомневаться не приходилось задолго до начала глобального потепления – во время становления классической термодинамики. Согласно уравнению Клапейрона – Клаузиуса, описывающему равновесие системы «жидкость – пар», при увеличении температуры количество пара значительно увеличивается. И рано или поздно весь он возвращается на поверхность планеты в виде осадков.

Современные климатические модели, дающие как долговременный, так и краткосрочный прогноз, безусловно, используют и это равенство. Несмотря на относительную простоту, подобные прогнозы оказываются достаточно достоверными в оценке максимума суточных осадков.

Самый надежный способ проверить подобную модель – сопоставить её с реально полученными данными. Причем чем дольше период сравнения, тем точнее выводы.

Лендеринк и Мейегаарт взяли данные за последние 99 лет с одной из старейших метеорологических станций Европы – Де-Билт, располагающейся на территории Нидерландов.

В результате ученые пришли к выводу, что если суточные оценки меняются незначительно, то часовые, особенно если суточная температура превышает 15 градусов Цельсия, существенно возрастают.

По мнению Лендеринка, на каждый градус Цельсия максимум часовых осадков увеличивается на 14% вместо прогнозируемых 7%.

Поскольку географическая область, которую «покрывали» соответствующие метеонаблюдения, была ограничена, то и выводы справедливы только для Западной Европы. В некоторых регионах потепление скажется ещё сильнее: 20–25-процентное увеличение максимума часовых осадков на каждый градус ждёт всю северную часть Европы и юг Англии, где и без того хватает дождей.

Интерпретируя данные ученых, можно сказать, что «сильные ливни станут ещё сильнее». Окажется ли это справедливым для территории России – пока неизвестно. Лендеринк планирует «глобализовать» свои расчеты. По его мнению, часовой максимум – более достоверно прогнозируемый показатель, нежели суточный максимум или суточное среднее. Причем для этого достаточно уже существующих климатических моделей с небольшой поправкой.

Выводы, к сожалению, неутешительные: подобные процессы неминуемо приведут к наводнениям и селям, не говоря уже о простом повреждении от воды. Более подробно с работой метеорологов можно ознакомиться в Nature Geoscience.