Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Семяизвержение от орхидеи

Любовь к цветам может принимать совершенно чудовищные формы. В Австралии растёт орхидея, одно прикосновение к лепестку которой вызывает эякуляцию. Цветок до такой степени возбуждает ихневмоноидных наездников вида Lissopimpla excelsa, что самец немедленно пытается оплодотворить его. На самок орхидея такого влияния не оказывает.

Как рассказала биолог Энн Гаскетт из Университета Макквари в австралийском Сиднее, такое поведение – предельный случай активно практикуемого орхидеями разных видов по всему миру обмана, при котором цветы различными способами имитируют запах, цвет и внешний вид самок. Растущие в Австралии язычковые орхидеи рода Cryptostylis делают это наиболее виртуозно.

Раньше учёные уже заметили, что форма цветов некоторых других видов этого рода настолько напоминает внешний вид наездников, что те явно принимают их за самок. Самцы Lissopimpla excelsa садятся на цветок, убеждаются, что их обманули, и взлетают, унося с собой некоторое количество пыльцы, которая пригодится, когда их обманет очередная орхидея.

Однако вид Cryptostylis subulata оказался особенным. Изучая взаимодействие орхидеи и насекомого, Гаскетт и её коллеги заметили, что самцы особенно долго задерживаются на цветках, а иногда оставляют после себя на лепестках вполне заметные пятнышки. Пятна насторожили учёных, и они изучили их под микроскопом. Оптический прибор подтвердил догадку: перед ними была сперма наездников.

Более пристальное изучение поведения насекомых в контролируемых условиях показало, что со временем наездники понимают, что перед ними вовсе не самка, а цветок. Однако большинству молодых самцов требуется несколько визитов к «орхидейной мадам», чтобы понять, что настоящую любовь надо искать где-то в другом месте.

Возможно, они просто не знают, как выглядит настоящая самка, считают учёные, поэтому ориентируются в основном на запах цветка, имитирующий естественные феромоны самок наездника.

По мнению Гаскетт, насекомые в этой ситуации только теряют, ведь сразу после цветочной эякуляции они не в состоянии оплодотворить даже подвернувшуюся по пути самку, а нектаром этих орхидей они не питаются. Самки тоже от этого не выигрывают.

Выгоду получают лишь сами орхидеи, причём двойную. Во-первых, наездники их оплодотворяют. А во-вторых, из-за растраты семенного фонда на свет появляется ещё больше самцов, которые только и оплодотворяют орхидеи. Дело в том, что самки выводятся лишь из оплодотворённых яиц, а вот самцы появляются, даже если яйцо оплодотворено не было.

Чтобы проверить эту гипотезу, считает швейцарский биолог Флориан Шистл, осталось лишь сравнить половой состав Lissopimpla excelsa и каких-то близких к ним видов наездников, которых орхидеи не обманывают до эякуляции. Работа учёных опубликована в журнале American Naturalist.


Уайнапутина на Юрьев день

В 1601 году в Россию пришёл небывалый голод, продолжавшийся три года. Не прекращавшиеся всё лето дожди почти уничтожили урожай, а ранние заморозки добили начатое дождями дело. Цены на хлеб в России выросли в десятки и сотни раз, и никакие подачки Бориса Годунова, распорядившегося открыть для бедняков казённые хранилища хлеба и выдавать им деньги, не могли исправить ситуацию. В России наступила первая смута XVII века, и дело не спасла даже временная отмена запрета на переход крестьян от одного феодала к другому в холодный Юрьев день. На следующий год поздние заморозки уничтожили своевременные, казалось бы, посевы зерновых и с ними – последние остатки хлеба.

Учёные уже давно подозревают, что виновником всех этих событий, равно как и самого холодного за шесть веков года в Северном полушарии Земли, было грандиозное извержение вулкана Уайнапутина на другом конце Земли – в перуанских Андах. 19 февраля 1600 года окрестности вулкана потряс мощнейший взрыв, разрушивший его конусообразную вершину и погубивший полторы тысячи человек, населявших индейские деревни в его окрестностях.

Два американских геолога представили самую подробную на сегодняшний день компиляцию исторических свидетельств временного похолодания земного климата на рубеже XVI и XVII веков, а также попытались объяснить механизм этого явления.

Кеннет Веросуб и его студент Джейк Липпман из Университета Калифорнии в Дэвисе полагают, что причина похолодания – подъём в высокие слои атмосферы соединений серы.

Они сделали атмосферу менее прозрачной для солнечного излучения, а также стали зародышами конденсации многочисленных мелких капель воды, собирающихся в облака и отражающих значительную часть солнечного света обратно в космическое пространство.

Уайнапутина относится к так называемым стратовулканам – высоким и крутым вулканическим образованиям, в которых по узкому жерлу вверх поднимается особо вязкая и густая лава. Часто она успевает затвердеть ещё прежде, чем иссякнет источник очередного извержения, закупоривая лавовый канал. Напряжение накапливается до тех пор, пока не происходит взрыв, поднимающий в воздух целые слои затвердевшей после предыдущих извержений лавы и пепла, богатых вулканическими газами. Один такой взрыв произошёл и в 1600 году, и с тех пор Уайнапутина не успел восстановить характерную для стратовулканов коническую форму.

Моделирование потоков воздуха в верхних слоях атмосферы показало, что эффект мог быть поистине глобальным – высотные ветра разнесли серу по всему земному шару. При этом охлаждение земной поверхности под побуревшими небесами лишь способствовало такой перестройке атмосферной циркуляции, которая способствовала переносу соединений серы в области, до которых они до сих пор не успели добраться.

Косвенным подтверждением модели Веросуб и Липпман считают мореходные записи начала XVII века о невероятно быстрых переходах галеонов из Мексики на Филиппины.

Как полагают учёные, причина этого – сильные ветра, подгонявшие парусные суда по Тихому океану в сторону от Анд.

В то же время все свидетельства причастности взрыва Уайнапутина к глобальному похолоданию остаются косвенными, признаёт Веросуб в интервью Nature. Далее он намерен изучить иезуитские летописи этой эпохи, а также обратиться к одному из важнейших для археоклиматологов источников информации – учётным книгам, которые вели китайские чиновники в многочисленных уездах древней империи.

Возможно, ещё лучшим подтверждением было бы прямое измерение содержания соединений серы в иловых отложениях или ледовых кернах, относящихся к этой эпохе.