Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Прямохождение в сторону от человека

Палеоантропология – удивительная наука. Из отдельных костей и даже их частей ученые научились делать очень далеко идущие выводы. Правда, почти всегда находятся не менее именитые ученые, готовые эти выводы оспорить.

Так произошло и с прямохождением – одной из ключевых особенностей гоминид. До недавнего времени самым древним двуногим считался Sahelanthropus tchadensis из Чада, останкам которого около 7 миллионов лет. Правда, выводы о том, что он твердо встал на ноги, основываются исключительно на положении нижней челюсти – горы Торос-Меналла, где был найден сахелянтроп, не сохранили ничего, кроме черепа.

Неудивительно, что антропологи «оживились», когда в 2000 году в Кении были обнаружены останки Orrorin tugenensis, среди которых была и бедренная кость с хорошо сохранившейся шейкой и суставной головкой. И хотя предположение о том, что оррорин, которому около 6 миллионов лет, принадлежит к гоминидам, было высказано нашедшими его останки учеными практически сразу, антропологическая общественность не спешила принимать неподтвержденные тщательным анализом выводы.

Ситуация усугублялась тем, что к хранящимся в кенийской столице Найроби останкам ученых несколько лет попросту не допускали. В 2003 году разрешения всё же удалось добиться, и всё равно Брайану Ричмонду из Университета имени Джорджа Вашингтона – человеку, которому улыбнулась удача в общении с кенийскими чиновниками от науки, пришлось работать под тщательным присмотром охранников.

Еще 4 с половиной года ушло на то, чтобы провести те же измерения у 300 высших обезьян и других останков. Зато в своей работе, опубликованной в последнем номере Science, он смог убедительно подтвердить двуногость оррорина. Профиль бедренной кости в точности соответствует расчетным вращающим моментам и силам, возникающим при прямохождении.

Но самый интересный вопрос для эволюционистов, положивший начало новому спору антропологов, – родство кенийской находки с автралопитеками и современными людьми.

В отличие от многих своих коллег, Ричмонд считает, что оррорин не является непосредственным предком человека.

Такие выводы он сделал после многопараметрического анализа особенностей строения бедра и зубов – оррорин ближе к австралопитекам, нежели к людям и их более современным предкам. По словам Ричмонда, с австралопитеками оррорина роднит узкая шейка бедра и широкая проксимальная часть диафиза.

Кстати, оррорин, как и австралопитеки, сохранял способность хорошо лазить по деревьям благодаря изогнутым пальцам. Ученые считают, что именно там он проводил немало времени в поисках пищи, или прячась от хищников во время сна. Этим Ричмонд и его соавтор Вильям Юнгерс поместили оррорина в основание всего эволюционного дерева Homo, исключив непосредственное происхождение современного человека от него.

И если с выводами о прямохождении научное сообщество согласилось, то положение оррорина на филогенетическом дереве остается спорным. Например, анатом Кристофенр Рафф из Университета имени Джона Хопкинса в Балтиморе отметил в интервью Science, что ситуация «куда более сложная». Для её разрешения необходимо полностью проанализировать морфометрические данные костей спины, ступни, лодыжки и таза всех ранних гоминид.

«Ну-ну», – отвечают ему коллеги. Если бы костей было хотя бы столько же, сколько параметров хотел бы измерить каждый из антропологов, их наука выглядела бы совсем по-другому.


Счастье стоит сто рублей

И заплатить их можно кому угодно – главное, делать это регулярно, лучше всего – каждый день, и не получать ничего взамен.

Как показали психологи под руководством Элизабет Данн из Университета канадской провинции Британская Колумбия, подарки окружающим и пожертвования на благотворительные цели делают человека гораздо счастливее, чем покупки для самого себя. Результаты работы опубликованы в последнем номере Science.

Данн и её коллеги решили доказать, что структура человеческих расходов для внутреннего ощущения счастья не менее важна, чем доход. Для этого они опросили 630 жителей США, попросив их рассказать о своих доходах, структуре расходов и с помощью стандартных психологических опросников оценить, насколько счастливыми они себя чувствуют.

Статистический анализ результатов опросов показал, что доля дохода, потраченная на благотворительность и подарки окружающим, для субъективного ощущения счастья настолько же важна, как и общий объём доходов (на самом деле, даже чуть более важна, но разница коэффициентов регрессии оказалась статистически незначимой).

А вот суммы, которые человек тратит на покупки для себя любимого, не оказывают заметного влияния на «счастливость». Более того, учёные даже заметили противоположную зависимость между такими тратами и уровнем счастья, но эта зависимость оказалась статистически не значимой.

Однако корреляционный анализ такого рода не способен дать ответ, что является причиной, а что следствием. Возможно, более счастливые люди просто больше тратят на благотворительность, не так ли?

Оказывается, не так. Чтобы доказать свою гипотезу о причинно-следственной связи между щедростью и ощущением счастья, учёные провели ещё пару экспериментов.

В первом они проанализировали разницу во внутреннем ощущении счастья людей до и после «13-й зарплаты» – ежегодных бонусов в одной из чикагских компаний, которые составляли от $3 тысяч до $8 тысяч. Разницу Данн и её коллеги сравнивали с тем, на что люди потратили эти бонусы. Результат не изменился – больше всего деньги осчастливили самых щедрых.

Но может быть, у «нещедрых» просто не было возможности потратить деньги на благотворительность, и, например, выплаты по долгам и счетам не оставили ничего на подарки окружающим, а заодно «смазали» ощущение радости от доходов?

Снова нет, показывает результат второго дополнительного эксперимента. Здесь учёные просто с утра раздали людям суммы от $5 до $20 и попросили до вечера потратить их. Половине участников эксперимента было предписано потратить деньги на самих себя, половине – на благотворительность и подарки друзьям.

Как оказалось, даже такая «щедрость насильно» и то делала человека гораздо счастливее, чем в случае, когда деньги он тратил на себя. При этом от суммы результаты значимо не зависели, так что для счастья хватит и $5 – чуть больше ста рублей.

Правда, за участниками эксперимента никто не следил, так что «щедрые» на самом деле тоже могли тратить деньги на себя. И радоваться, что просто обманули наивных психологов.