Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Тёмная история - 2. Астрономия и лжехронология

Рассмотрим теперь утверждение Фоменко, что его хронология основана на астрономических данных. Это именно «Альмагест» Птолемея, который, помимо звездного каталога, содержит около сотни датируемых астрономических наблюдений, из которых следует, что этот трактат был создан около 140 года н.э.. Эту датировку и пытается оспорить неохронолог. Он считает, что эти наблюдения выполнены в Средневековье (около X века) и затем перевычислены на античную эпоху, – чтобы получить согласие со злодейским замыслом сдвинуть историю на тысячу лет назад.

Именно астрономические наблюдения, собранные в птолемеевском «Альмагесте» привели к концу наукоподобие фоменковщины. Особую роль сыграл включенный в него звездный каталог, содержащий координаты 1022 звезд. Указанные в нем долготы звезд сразу указывают на античную эпоху – они изменяются из-за смещения точки начала их отсчета на небесной сфере вследствие прецессии земной оси. Однако прецессия была известна Скалигеру и этот «фальсификатор истории» легко мог бы пересчитать долготы на сколько угодно лет назад. Поэтому Фоменко отвергает долготы.

Изменяется со временем не только нуль-пункт отсчета долгот звезд, медленно изменяются и относительные положения звезд на небесной сфере – вследствие перемещений их и Солнца в пространстве. Зная эти «собственные движения» звезд и точные современные координаты, можно определить эпоху создания любого звездного каталога. Это задача, обратная той, которая решается именно для определения собственных движений звезд – время наблюдений любого каталога мы знаем, конечно, с высокой точностью.

Но вот для каталога «Альмагеста» имеется проблема. И даже целых две. Одна фантастическая – придуманная А.Т.Фоменко, а вторая вполне реальная. Она состоит в том, что хотя Птолемей писал, что наблюдал сам все звезды каталога «Альмагеста», еще Тихо Браге заподозрил, что координаты звезд этого каталога были определены в эпоху Гиппарха, во II веке до н. э...




Карлики любят погорячее

Аккреция –
истечение вещества на черную дыру или нейтронную звезду. Поскольку падение вещества происходит с большим собственным моментом движения относительно черной дыры или нейтронной звезды, вещество «закручивается» в так называемый аккреционный диск, из которого постепенно оседает на притягивающее тело.

Как сообщило в пятницу Европейское космическое агентство (ЕКА), созданный его специалистами телескоп XMM-Newton провел изучение шести объектов, получивших название «Рентгеновские бинарные звезды малой массы», или LMXB («low-mass X-ray binary» star). В этих объектах одна из звезд является нейтронной звездой – крошечным ядром мертвой звезды, диаметром 15–20 км, и массой более, чем 1,4 массы Солнца.

Телескоп обнаружил аккреционные облака очень горячего газа, вращающиеся вокруг нейтронных звезд. Эти облака имеют диаметр от нескольких сотен тысяч до миллионов километров и нагреты до температур в миллионы градусов Цельсия, рассказала руководитель исследований Мария Диас Триго из входящего в структуру ЕКА Европейского научного и технологического исследовательского центра (ESTEC).

Как выяснилось, падающий на звезду газ состоит из железных паров. Высокая температура ионизирует атомы железа, и именно испускаемое ими излучение наблюдает телескоп.

Телескоп XMM-Newton запущен 10 декабря 1999 года. Аббревиатура ХММ состоит из международного названия рентгеновских лучей (Х-лучи) и словосочетания Multi-Mirror – мультизеркальный. Телескоп вращается вокруг Земли по 48-часовой орбите на удалении примерно трети расстояния от Земли до Луны в апогее (114 тыс. км). Перигей орбиты составляет 7000 км. 4-тонный аппарат потребляет всего 500 граммов гидразина в месяц для корректировки орбиты и ориентирования в пространстве

Открытие позволяет дать ответ на загадку, над которой астрономы бились несколько десятилетий. Дело в том, что LMXB мерцают в рентгеновском диапазоне. Более того, как установили недавно исследователи из Института космических исследований РАН, как раз подобные системы – основные источники фонового рентгеновского излучения галактик. Но какие именно процессы приводят к мерцанию в рентгеновском диапазоне, известно не было.

Предыдущие попытки смоделировать мерцание предполагали, что вокруг нейтронной звезды вращаются облака низкотемпературного газа, периодически перекрывая рентгеновское излучение. Однако компьютерное моделирование не совпадало с наблюдениями. Открытие ионизированного железа в аккреционных дисках говорит о намного больших температурах падающего на нейтронную звезду газа.
Включение в компьютерную модель рентгеновского мерцания LMXB газа с высокой температурой позволяет добиться гораздо лучшего согласования теоретической модели и данных наблюдения, говорят ученые.

Исследователи также полагают, что изучение LMXB (а их на данный момент известно около 100 в нашей Галактике) может помочь лучше понять аккреционные процессы, протекающие в ядрах активных галактик. Предполагается, что в центре таких галактик находится массивная черная дыра, на которую падает вещество окружающих звезд. LMXB находятся гораздо ближе к Земле и могут служить маленькими природными моделями галактических ядер.