Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Самый древний модернизм

Французские археологи закончили раскопки самого древнего из известных на сегодняшний день настенных изображений в Сирии. Рисунок возрастом в 11 тысяч лет расположен на внутренней стене дома, построенного из глиняного кирпича, и, вероятно, использовался в ритуальных целях.

Раскопки неолитического поселения Джааде-аль-Мугара в районе среднего Евфрата, к северо-востоку от Алеппо, ведутся с 1990 года.

В прошлом году на стене одного из строений археологи обнаружили изображение площадью около 4 квадратных метров, состоящее из геометрических фигур – главным образом, прямоугольной формы.

Древняя роспись с преобладанием прямоугольников расположена на круговой стене большого дома, построенного из кирпича и покрытого деревянной крышей. Рядом с только что вскрытым изображением находится другое, но для его расчистки археологам потребуется еще около года.

Роспись выполнена красной, черной и белой красками. По мнению экспертов, красную краску древние обитатели Сирии получили из прокаленного гематита, белую – из размельченного известняка, а черную – из угля.

«Роспись выглядит, как картина модерниста, – сказал в интервью Reuters руководитель группы археологов Эрик Кокёньо из Фрацузского Национального Центра научных исследований. – Многие из видевших изображение считают, что оно могло бы принадлежать кисти Клее. Но благодаря радиоуглеродному анализу, мы выяснили, что оно создано около 9000 года до нашей эры».

Швейцарский экспрессионист Пауль Клее жил в первой половине XX века и водил дружбу с Кандинским, так что создать изображение в Сирии 11 тысяч лет назад не мог.

В следующем году вскрытое изображение планируют перевезти в Алеппо и поместить в музей.

Изображение в Джааде-аль-Мугара на 1,5 тысячи лет старше настенных рисунков из турецкого поселения Чатал-Гуюк (Чатал-Уюк) с возрастом 9,5 тысяч лет. Пещерная живопись насчитывает около 36 тысяч лет, но она имеет весьма отдаленное отношение к неолитическим изображениям, выполненным на поверхностях возведенных людьми строений.

К тому же на стенах пещер мы видим, в основном, изображения животных, окружавших древних людей – до абстрактной живописи человечество к тому времени ещё не доросло.

Обитатели древнего поселения на месте современного Джааде-аль-Мугара занимались охотой и собирательством. Внешне они напоминали современных людей, но не разводили домашних животных и не выращивали культурных растений.

По словам Кокёньо, строение выглядит, как общинный дом, и изображение в нем, по-видимому, выполняло ритуальную функцию. Когда жители покинули поселок, дом занесло глиной. При раскопках нашли большое количество кремневых и немного обсидиановых орудий, а в подвалах домов обнаружены останки человеческих скелетов.

Джааде-аль-Мугара относится к одному из нескольких неолитических поселений Сирии и южной Турции. Судя по всему, населявшие их люди поддерживали между собой связь и даже вступали в примитивные «торговые» отношения, обменивая кремни на обсидиан, которым был богат Чатал-Гуюк.

По словам известного сирийского художника Мустафы Али, похожие геометрические изображения существовали в Леванте и Персии, и до сих пор подобные орнаменты можно увидеть на восточных коврах и килимах.


Прочесала череп до дыры

Жительница штата Массачусетс в течение 13 месяцев чесала себе правый висок и дочесала его до дыры, через которую едва не вытек её мозг.

Чесотка для Мари Нильсен едва не стала причиной смерти. Она поступила в отделение «скорой помощи» больницы Бостона со сквозным отверстием в черепе, сквозь которое буквально было видно мозг. Причиной травмы оказался не удар или падение, а назойливый зуд, заставивший Мари буквально прочесать свой череп до дыры.

В 1998 году она перенесла опоясывающий лишай как рецидив ветряной оспы. Противовирусные препараты избавили её от болезненной сыпи на лице, но неприятный зуд остался.

Для большинства из нас зуд – это лишь непродолжительное назойливое раздражение на коже, но в случае с Нильсен это продолжалось больше года. Больше 13 месяцев, несмотря на растущую рану, она чесала и царапала. Осознавая и прекрасно видя в зеркале последствия своих действий, Мари «просто не могла остановиться».

«Она создала себе серьезное повреждение лобной доли коры головного мозга», – объяснила в интервью журналу Science невролог гарвардской Медицинской школы Анна-Луиз Оакландер. По мнению Оакландер, вирус повредил не только рецепторы, вызывающие зуд, но и нервные пути, отвечающие за болевую чувствительность. Вот почему Нильсен не чувствовала никакой боли от наносимых себе расчесов.

Случай, безусловно, уникальный, но хронический зуд отнюдь не редкость – миллионы людей страдают от зуда, вызванного болезнями печени, почек и перенесенными вирусными заболеваниями. Хроническая чесотка приводит к расстройству сна, существенно снижает качество жизни и подрывает здоровье. Вопрос об эффективном лечении до сих пор остается открытым.