Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Личный комар человека разумного

Городской комар, кусающий спящих граждан где-нибудь на улице Гороховой в Петербурге или на Шаболовке в столице, ученые выделяют в особый экотип Culex pipiens pipiens forma molestus, где последнее слово - молестус - значит «назойливый». Экотип - это особи одного вида, приспособленные к жизни в определенных экологических условиях, причем эти приспособления закреплены на генетическом уровне.

Действительно, в процессе эволюции этот вид приспособился использовать в качестве жертвы, объекта охоты, Homo sapiens sapiens, то есть, попросту, человека.

«Назойливый» комар-молестус плотно связал свою жизнь с людьми, и поэтому предпочитает селиться в местах массового скопления объектов охоты - городaх, где, к тому же, есть подходящие места для его размножения.

В начале 20 века городского комара стали обнаруживать в некоторых городах Европы. Впервые его отследили в 1921 г в Лондоне в канавах, наполненных водой в метро, в 1930-х его стали находить уже в Стокгольме, Осло, Париже. На территории бывшего СССР первая «антропофильная», то есть агрессивная по отношению к человеку популяция была впервые отмечена в 1926 году в Днепропетровске, позже, в 1939 году в московском метро и в Ленинграде.

Затем началось победоносное шествие городского комара на восток. К 1992 году городские комары-молестусы были обнаружены уже в более чем 300 городах страны, а теперь распространены еще шире.

Не находят их только в некоторых северных городах. Северная граница распространения городского комара больше зависит не от прямого влияния холодного климата, а связана особенностями строительства в зоне вечной мерзлоты - там в зданиях чаще всего отсутствуют технические подполья, а потому просто нет места для размножения комаров.

С какой скоростью этот комар «завоевывает» город, появившись однажды в каком-то подвале? Таких сведений опубликовано крайне мало, так как долгое время такая информация почему-то считалась секретной.

Имеющиеся данные впечатляют: в 1950-1965 годах в Москве существовало только 20 мест подвального размножения комаров, к 1977 году их было уже 740.

Популяций с каждым годом становилось всё больше, несмотря на регулярно проводимые противокомариные обработки.

Итак, биологический прогресс и распространение этих комаров тесно связано с процессом урбанизации. Сделав ставку на город, как среду обитания, молестус не проиграл: на сегодняшний день «назойливые» комары встречаются во многих городах Европы, Азии, Северной и Южной Америки, Австралии, Японии и Ближнего Востока.


Ориентация влияет на пищеварение

Геи чаще страдают от различных пищевых расстройств (особенно от анорексии или булимии), чем мужчины традиционной сексуальной ориентации. Так считают сотрудники Колумбийского университета.

Как сообщается в International Journal of Eating Disorders, исследование американских граждан проходило в Mailman School of Public Health. В качестве участников выступали 516 жителей (и жительниц) Нью-Йорка, 126 из них относили себя к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации.

Руководитель работы доктор Мэттью Фельдман пришёл к выводу, что ориентация влияет лишь на мужское пищеварение. Так, 15% геев и бисексуалов страдают приступами анорексии или булимии, а также часто испытывают пристрастие к пище вполне определенного типа и консистенции, что также можно отнести к виду пищевых расстройств. Среди «натуралов» таких больных оказалось лишь 5%.

Пристрастия женщин в выборе полового партнера почти не отразились на особенностях потребления пищи. Среди лесбиянок или бисексуалок приступами страдают почти 10%, у гетеросексуальных показатель оказался лишь чуть ниже – 8 %.

Как отметил доктор Фельдман, различия в мужском пищеварении можно объяснить тем, что геи и бисексуалы относятся к своей внешности очень критично, почти как женщины. Они вечно не довольны своим телом и пытаются улучшить свой внешний вид, изнуряя себя диетами или тренировками в тренажерных залах без всякой меры. А как показало исследование, от стремления сбросить лишний вес и последующего постоянно преследующего чувства почти волчьего голода недалеко до анорексии и булимии.