Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Рыжая трава других планет

Предполагаемый цвет растений можно определить по свету, поглощаемому и отражаемому организмами на той или иной планете. А так как не только хлорофилл превращает солнечную энергию в питательные вещества, то и цвет растений не обязательно должен быть зелёным.

Цвет растений зависит и от яркости светила, и от расстояния между ним и планетой, и от состава атмосферы, и от множества других параметров.

Пример Земли и Солнца показывает, что кислородная атмосфера задерживает большую часть ультрафиолетового излучения, а водяные пары и углекислый газ лишь частично блокируют доступ к поверхности инфракрасных лучей. Поэтому растения настроены на поглощение красной и инфракрасной части спектра, а также на улавливание остатков ультрафиолета. Соответственно отражают ненужный зелёный. На других планетах всё может быть совсем по-другому.

Например, если убавить в атмосфере количество кислорода, воды и углекислого газа, то и пропускаемость солнечного света резко возрастёт. Поэтому и красных (+ИК-излучение), и синих (+УФ-излучение) лучей станет слишком много. В таких условиях вполне возможно, что поглощающие крайние части спектра растения просто не выживут. Зато смогут выжить те, что настроены на отражение и красного, и синего цветов. А поглощают нечто более нейтральное. Например, зелёный цвет.

Модель эта отнюдь не гипотетическая. Скорее, это экскурс в историю Земли. В тот период, когда на ней господствовали пурпурные микроорганизмы.

Много лет назад Земля выглядела из космоса не голубым или зелёным, а пурпурным шариком, сообщает Live Science со ссылкой на учёных из Мэриленда. Сейчас придающий пурпурный цвет пигмент retinal можно встретить в мембранах галобактерий.

Можно представить и другую модель – красный карлик, который почти не даёт видимого света, зато прекрасно излучает в ИК-диапазоне. Растения на близлежащей к такой звезде планете будут абсолютно чёрными (на взгляд человека). Совсем как микроорганизмы, которые живут на дне океана и перерабатывают в полезные вещества энергию термальных источников.

А вот синих растений, скорее всего, увидеть не удастся. Потому что модель атмосферы, при которой ультрафиолет спокойно доходит до поверхности планеты, а тепловое инфракрасное излучение застревает, и при этом есть условия для жизни растений, пока авторам придумать не удалось.

«Мы ведь можем измерить спектр звезды, которая определяет доминирующий оттенок цвета для фотосинтеза на другой планете, – отметила биометеоролог из Института космических исследований Годдарда при NASA Нэнси Кян, которая руководила исследованием. – А вскоре сможем и определять состав атмосферы на экзосолнечных планетах».

Кян работала с командой ученых из лаборатории виртуальных исследований планетарных явлений (Virtual Planetary Laboratory, VPL) при Калифорнийском технологическом институте. Они вычислили, волны какой длины доходят до поверхности землеподобных планет в зависимости от перечисленных выше параметров. И подставив наиболее выгодные в каждом случае фотосинтетические реакции, определили цвет растений на этих планетах. Результат опубликован в мартовском выпуске журнала Astrobiology.


Затмение черной дыры

Космический телескоп Chandra наблюдал затмение черной дыры в центре галактики NGC 1365, расположенной в 60 миллионах световых лет от нас. Эта галактика имеет активное ядро, в центре которого находится супермассивная черная дыра. Падающее на нее вещество, прежде чем достичь горизонта событий, образует разогретый до миллионов градусов аккреционный диск, испускающий фотоны в рентгеновском диапазоне.

Однако размер рентгеновского источника слишком мал, чтобы измерить его на таком расстоянии непосредственно.

Ученым помог случай: космической рентгеновской обсерватории Chandra удалось наблюдать затмение этого источника облаком газа. Серия из шести наблюдений прошла в течение двух недель в апреле нынешнего года.
Наблюдения проводились учеными из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики (Harvard-Smithsonian Center for Astrophysics – CfA – in Cambridge, Mass) и Итальянского астрономического института (Italian Institute of Astronomy – INAF).

Оценка времени входа и выхода источника из затмения позволила установить: размер аккреционного диска равен семи астрономическим единицам (расстояниям от Земли до Солнца). Это в два миллиарда раз меньше диаметра галактики и в 10 раз больше теоретически предсказанного размера горизонта событий. Таким образом, теоретически предсказанные размеры супермассивных черных дыр в центре галактик оказались подтвержденными наблюдениями.

На опубликованном NASA снимке NGC 1365 в оптическом диапазоне, полученном чилийским ESO Very Large Telescope, внизу помещено рентгеновское изображение источника, полученного телескопом Chandra.

Черные дыры сейчас активно изучаются.

Не так давно астрономам удалось обнаружить очень необычную черную дыру – с промежуточной массой между обычными, образующимися из звезд, и сверхмассивными черными дырами в центрах галактик. Группа европейских астрономов из Института астрономии Кембриджа (Institute of Astronomy, Cambridge) и отделения астрономии Болонского университета (Dip. di Astronomia, Univ. di Bologna), а также Европейской южной обсерватории в Чили (ESO, Santiago) открыла самый мощный из известных УМИ (ультрамощный рентгеновский источник).

Изучая спиральную галактику MCG-03-34-63, ученые обнаружили источник рентгеновского излучения, расположенный вне ее ядра. Поток излучения от него соответствует светимости 3 х 1041 эрг/с, что делает его самым мощным из наблюдавшихся УМИ. Если все измерения, проведенные космическими телескопами XMM Newton и Hubble, верны, то тогда ученые наблюдают поглощение вещества черной дырой, имеющей массу больше солнечной в 2300 раз.

Хотя, конечно, возможны и ошибки в интерпретации полученных данных.

В любом случае, если данные верны – это весомый аргумент в пользу одной из теорий, объясняющей природу этих объектов, и одновременно новая загвоздка в объяснении их происхождения.