Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Почему старухи живы

Антропологи всего мира до сих пор не могут выяснить, является ли способность человека жить существенно дольше своего репродуктивного периода побочным продуктом эволюции или это стало свойством самостоятельного отбора в ходе эволюционной борьбы за выживание.

Учёным известно, что в дикой природе особь, как правило, быстро стареет и погибает после того, как переступает возрастной порог, отделяющий фертильный период от непродуктивной старости. За пределами репродуктивного возраста естественный отбор в его примитивном понимании перестаёт работать: животные и растения более не в силах передать своему потомству признаки, влияющие на выживаемость. Поэтому не существует механизма, очищающего генофонд вида от неизбежно накапливающихся мутаций, проявляющихся в более чем зрелом возрасте.

В применении к человеку этот вопрос касается в первую очередь женщин.

У мужчин способность к зачатию падает постепенно, поэтому даже сложно определить, где находится тот самый порог. Однако женская менопауза приводит к полной гормональной перестройке организма и делает невозможным дальнейшее размножение, и возникновение этого явления все еще остается до конца не обоснованным с эволюционной точки зрения.

Для объяснения эволюционных предпосылок такого устройства женского организма ученые выдвинули две теории. Наиболее распространена так называемая теория бабушки высказанная в свое время британским математиком Уильямом Гамильтоном. В рамках своей теории Гамильтон обосновал высокую продолжительность жизни не только женской половины человеческой популяции, но и мужской.

Он предположил, что ключевым фактором, определяющим долгую жизнь людей, является способность бабушек доживать до глубокой старости, окружая в преклонные годы заботой и вниманием подрастающих внуков. Таким образом эти молодые люди обретают более комфортные условия жизни в период развития и получают конкурентные эволюционные преимущества перед теми, чьи бабушки рано ушли из жизни.

В результате продолжительность жизни, особенно в экономически развитых странах, демонстрирует в наши дни монотонный рост, и люди от поколения к поколению живут существенно дольше, всё дальше и дальше отдаляя смерть от окончания детородного возраста.

Споры вокруг «гипотезы бабушки» не утихают. Например, недавнее статистическое исследование продемонстрировало, что в ряде случаев высокая продолжительность жизни напрямую связана с поздним отцовством. В связи с этим ученые выдвинули предположение, что мужчины, вновь ставшие отцами, возраст которых перевалил за пятый, а иногда и за шестой десяток лет, передают своим дочерям и сыновьям так называемые «гены долголетия». Впрочем, собственно генетической подоплеки ученые тогда так и не выявили.

Конкурирует с теорией Гамильтона и так называемая теория материнства, рассматривающая длинный пострепродуктивный период жизни женщин как эволюционное достижение многих тысячелетий человеческой истории. Согласно этой гипотезе, этот период у женщин предназначен для аккумулирования физических ресурсов для помощи собственным детям, уже рожденным, но не способным вступить во взрослую жизнь. Именно в такой перестройке и состоит смысл менопаузы.

Американским учёным удалось найти статистические данные, которые, по их мнению, опровергают «гипотезу бабушки».

В новой работе исследователи опирались на статистические данные о судьбе матерей и бабушек из различных семей, проживавших в центральных районах Коста-Рики в период с 1500 по 1900 год. Статья антрополога Лорены Мадригал из Университета Южной Флориды и Маурисио Мелендес-Обандо из Академии наук Коста-Рики принята к печати в American Journal of Physical Anthropology.

Учёные считают, что справедливость «гипотезы бабушки» могла бы показать хорошая корреляция между продолжительностью жизни женщин в пострепродуктивный период и количеством внуков, принесенных ей её дочерьми. Напротив, справедливость гипотезы материнства, в свою очередь, должна была бы означать пропорциональное соотношение между количеством детей и продолжительностью жизни после менопаузы.

Результаты свидетельствуют не в пользу первого варианта.

«Гипотеза бабушки» кажется в корне неверной, так как ученые наблюдали тем меньшее количество внуков в семье, чем более почтенным был возраст бабушек. Прямой вывод исследования – более продолжительный пострепродуктивный период у женщин негативно сказывается на фертильности их дочерей.

Антропологам так же не удалось выявить сколько-нибудь заметной способности «генов долголетия» к передаче по наследству.

Впрочем, эти результаты, вероятно, нельзя считать и прямым подтверждением теории материнства. Однако по её основному конкуренту – «гипотезе бабушки», до сих пор остающейся наиболее популярной, нанесён серьёзный удар.