Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




И это называется модернизация?

ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н.Е. Жуковского вновь за последнее двадцатилетие переживает не лучшие времена. Созданный более 90 лет назад по предложению «отца русской авиации» Николая Егоровича Жуковского в тяжелые годы гражданской войны, приобретя мировую известность уже к своему 15-летию, ЦАГИ превратился в одно из крупнейших научно-исследовательских учреждений планеты, обеспечив СССР почетное место среди авиационных фаворитов мира.

В этой обстановке разрухи, голода и войны и появился Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) - научно-исследовательское учреждение нового типа – прикладной институт, задача которого не только «изучение энергии воздуха и воды», но и «способствовать развитию аэро- и гидродинамики в целях научного и главным образом практического использования в различных отраслях техники».
Н.Е. Жуковским заложены основные принципы деятельности ЦАГИ, сохранявшиеся всю долгую жизнь института:
- сочетание глубоких теоретических исследований с экспериментальными исследованиями на моделях и натурных объектах;
- сочетание научных (фундаментальных и прикладных) исследований с практикой опытного самолетостроения;
- разработка методов, технологии эксперимента, средств обработки результатов эксперимента и создание экспериментальной базы;
- подготовка научных кадров высшей квалификации в научном коллективе в процессе исследований.

Перед Великой Отечественной войной ОЭЛИД – отдел эксплуатации, летных испытаний и доводки превратится в ЛИИ – летно-исследовательский институт, а еще раньше из ЦАГИ выделились Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ), Всесоюзный институт гидравлического машиностроения (ВИГМ), Центральный институт ветроэнергетического машиностроения (ЦВЭМ), Всесоюзный институт авиационных материалов (ВИАМ). ЦАГИ внес свой вклад в образование отечественной школы ракетостроения через участие в создании РНИИ. ЦАГИ способствовал также развитию стандартизации в авиационной отрасли – из бюро стандартов выросло ОКБ стандартов, превратившееся впоследствии в НИИСУ.

В эпоху научно-технической революции сама наука приобрела «индустриальные» черты, вооружившись экспериментальной базой, установки которой по размерам и энергопотреблению могли соперничать с промышленными установками своими приборной средой и специфической информационной инфраструктурой.

С выделением из ЦАГИ конструкторского коллектива, возглавляемого А.Н. Туполевым, институт обеспечивал научное сопровождение всех разработок и государственную экспертизу проектов. Заметную помощь конструкторам ОКБ оказывало и оказывает РДК – руководство для конструкторов самолетов и крылатых ракет, вышедшее в 4-х изданиях, обновляемых и пополняемых.

Не только первые трубы ЦАГИ были спроектированы сотрудниками института, но и в дальнейшем проектирование всех экспериментальных установок (по крайней мере, до уровня эскизного проекта) выполнялись в ЦАГИ.

Ведущие научные работники ЦАГИ, как правило, совмещали научную работу с преподавательской деятельностью в Московском университете и других вузах соответствующего профиля (МВТУ, МАИ, МФТИ), влияя тем самым и на содержание учебных программ, и на профессиональную ориентацию студентов. Даже до организации в ЦАГИ аспирантуры систематическая работа велась по повышению квалификации молодых специалистов непосредственно на рабочем месте. «Селекции» талантливой молодежи в ЦАГИ способствовала существовавшая в СССР система распределения выпускников вузов, благодаря которой в ЦАГИ направлялись на работу выпускники не только столичных институтов, но и других вузов. ЦАГИ «процеживал» этот поток молодых специалистов, оставляя наиболее способных к научной работе.

Николай Егорович ушел из жизни в результате жизненных невзгод и последовавшей за ними потере здоровья, хотя и в 73 года его научные планы были по-прежнему дерзкими.

Возглавив Коллегию ЦАГИ после смерти Н.Е. Жуковского, С.А. Чаплыгин стал достойным продолжателем дела учителя. Организованный С.А. Чаплыгиным семинар при общетеоретическом отделе стал «мозговым центром» института и «гнездом», где сформировались основные отечественные школы механики. Перечень постоянных участников этого семинара – созвездие имен, сделавших честь не только отечественной, но и в значительной степени мировой науке.

К 10-ой годовщине ЦАГИ был завершен комплекс лабораторий на московской территории, следующим этапом в развитии института стало проектирование и постройка Большого ЦАГИ (Нового ЦАГИ), разместившегося под Москвой.

В первые послевоенные годы трудами ЦАГИ были решены проблемы полета при больших дозвуковых и сверхзвуковых скоростях полета.

ЦАГИ своим интеллектом способствовал созданию в стране воздушно-реактивных двигателей.

В ЦАГИ были начаты работы по созданию систем автоматического управления.

ЦАГИ своевременно отреагировал на возросший интерес к «старой» идее создания вертолета, взрастив в своих недрах ОКБ под руководством М.Л. Миля.

ЦАГИ своевременно начал исследования прочности авиационных конструкций при повторно-статическом нагружении, что позволило впоследствии обеспечить ресурс гражданских самолетов.

Без ЦАГИ, без его интеллектуального потенциала, без уникальной экспериментальной базы создание такого многообразия отечественной авиационной техники было невозможно.

Первый «удар» был нанесен ЦАГИ в начале «лихих» 90-х, когда рухнула отечественная авиационная промышленность, остановился процесс создания новой летательной техники. Авиационная наука стала ненужной. Покинули станы родного института 30-35-летние сотрудники, те, что уже набрались опыта, но не стали еще лидерами в своих направлениях. Численность института сократилась втрое. Тем не менее, в условиях хронического безденежья сохранили в рабочем состоянии уникальную экспериментальную базу патриоты ЦАГИ.

В начале третьего тысячелетия руководство страны, сознавая жизненную необходимость авиации для страны, раскинувшейся на тысячи и тысячи километров с запада на восток, сознавая, что авиационная техника служит «локомотивом» инновационных процессов в экономике, что наукоемкое авиационное производство повышает «человеческий капитал» страны, сумело остановить коллапс.

Очередной «удар» наносится ЦАГИ изнутри – «командой» нового Генерального директора готовится акция по выдворению из института научных сотрудников старше 70 лет.

Результативность научного учреждения в значительной степени зависит от «человеческого фактора» - наличия и квалификации научных школ, личности лидеров школ.

Для настоящего творческого человека – возраст не особая помеха. Напомним, что Николай Егорович Жуковский «взвалил на свои плечи» создание института в совершенно новом направлении человеческой деятельности да еще в условиях разрухи в стране, когда ему было более 70 лет. Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский, Генеральный конструктор, Герой Социалистического труда возглавил НПО «Молния» (вновь созданную организацию) в 67 лет и довел до успешного конца создание многоразового воздушно-космического самолета «Буран». В ЦАГИ высокоэффективно работает академик Георгий Сергеевич Бюшгенс, а в корпорации «Энергия» - академик Борис Евсеевич Черток. Оба уже отметили 90-летие.

«Команда» нового Генерального директора ЦАГИ, состоящая в большинстве своем из финансистов и военных не понимает специфики научной работы, не понимает, что механическое снижение среднего возраста коллектива ни в коем случае не приведет к повышению эффективности работы. Научный коллектив эффективен тогда, когда он «сбалансирован» не только по возрасту, но и по уровню квалификации и по «амплуа» сотрудников.

В сегодняшней обстановке, когда «на входе» полностью отсутствует «материал» для выращивания квалифицированных научных работников, способных не только проводить эксперимент, но и осмыслить его результаты, не только решать уравнения или написать программу для компьютера, но и быть ответственным государственным экспертом новых проектов и разработок, «омоложение» научного коллектива равносильно потере интеллекта ЦАГИ.

Предложение некоторым научным сотрудникам подписать срочный (на год-два) договор, за который необходимо подготовить себе достойную смену, очень напоминает героя известного анекдота, который предложил своему подчиненному родить ребенка за один месяц, с помощью выделенных ему для этих целей «ресурсов» в виде девяти жен.

Мудрость руководства заключается не в смелости при проведении скоропалительных реформ, а в способности прогнозировать последствия «управляющих воздействий» в том числе в конце «переходного периода».

Сотрудник ЦАГИ, доктор технических наук, профессор В.В. Лазарев