Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Юбилей советско-американских космических отношений

35 лет назад, 15 июля 1975 года, начался советско-американский проект в космосе «Союз» – «Аполлон». Репортажи с борта этих кораблей во время их совместного полета тогда обеспечивала космическая система цветного телевидения «Арктур», созданная в Ленинградском ВНИИ телевидения. Главным конструктором этой разработки был Владимир Иванов.

Новую систему необходимо было создать в рекордно короткие сроки – за полтора года. При этом возникало немало сложностей, вспоминает Владимир Борисович Иванов. Прежде всего требовалось сконструировать цветную передающую камеру, которая работала бы при низкой освещенности. Большой проблемой было отсутствие в СССР геостационарного спутника-ретранслятора. Тогда у нас было восемь станций, расположенных по территории Союза от Камчатки до Крыма. И каналы связи не обладали достаточными возможностями для передачи стандартного сигнала цветного изображения... К этому заданию правительства были подключены другие организации – в частности, Оптический институт имени С. И. Вавилова – для разработки светофильтров, ВНИИ экспериментального машиностроения – для создания микроэлектродвигателя с блоком управления.

– В целом работа была выполнена в установленные сроки, – рассказывает Иванов. – И не только в части бортовой телевизионной камеры, но и в части «наземной» системы приема, преобразования, распределения информации потребителям: Центральному телевидению, Центру управления полетами, Министерству связи, Министерству обороны. Для решения этой задачи нами была разработана центральная техническая аппаратная (ЦТА). Эта аппаратная была создана на Шаболовке в Москве. Она была оснащена современной по тому времени аппаратурой, а кроме того, средствами управления режимом эстафетного приема сигнала при переходе из зоны радиовидимости одного приемного пункта в зону радиовидимости другого. Управление осуществлялось из этой аппаратной сотрудниками нашего института совместно со специалистами других ведомств.

Примерно за три часа до старта, вспоминает Владимир Иванов, обнаружилось, что сигнал с камер не поступает на космодром «Байконур»:

– За пару дней до пуска все было в норме, а тут при последней предстартовой проверке выяснилось: нет сигнала... Где-то, по-видимому, произошло нарушение связи между камерами и передатчиком. Хотя и был резервный вариант пуска на другой день, но после больших споров на самом верху решили старт не отодвигать, а попытаться все поправить в полете. Мы написали специальную программу действий, мне пришлось срочно вылететь в Подлипки, где был такой же комплект аппаратуры и, самое главное, точно такой же космический корабль, что и полетный. В ту же ночь космонавт Владимир Джанибеков по нашим рекомендациям проделал все необходимые операции на этом корабле. Мы определили, что произошло нарушение в блоке коммутации. Операции по устранению неисправности Джанибеков провел за 40 минут. Дело в том, что блок находился под обшивкой корабля, и пришлось ее вскрывать. На экстренном ночном совещании специалистов окончательное решение принимал Дмитрий Федорович Устинов: «Другого выхода нет, рекомендации надо передать экипажу на орбите». Мы присутствовали в ЦУПе, когда космонавт Георгий Шонин передавал рекомендации на «Союз» своему коллеге Алексею Архиповичу Леонову: вскрыть обшивку, найти блок, отвинтить разъем... Леонов легко вскрыл обшивку и все сделал вовремя. Первая передача по программе полета началась, как и планировалось, в 19 часов 35 минут 16 июля. Она шла в цвете!

Кстати, в день пуска и у американцев была неприятность. У них отказал переходный узел из «Аполлона» в «Союз-19», но они тоже на второй день к моменту выполнения перехода все устранили. И в целом полет проходил нормально. Старт точно в расчетное время, все эксперименты, взаимные переходы из корабля в корабль. И, наконец, мягкая посадка.

Приземление впервые передавалось в цвете с вертолетов поисковой службы. Там было две камеры, такие же, как на борту «Союза-19». И они передавали всю картину посадки от момента обнаружения парашюта в воздухе до приземления спускаемого аппарата в степи. Выглядело это довольно эффектно.

В дальнейшем, по словам Владимира Иванова, аппаратура, созданная для полета кораблей «Союз» и «Аполлон», использовалась при работе орбитальных станций «Салют» и «Мир». Впоследствии на «Мире» поставили усовершенствованную современную камеру. Центральная аппаратная оставалась действующей долгие годы. И что интересно, все это время, по сути, электромеханические устройства преобразования телевизионных сигналов работали без сбоев.