Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Атмосфера страха в России душит инновации

Выжив — с трудом — после 8% сокращения валового внутреннего продукта (худший показатель среди стран большой двадцатки), Россия оказалась в ситуации, в лучшем случае, неясной перспективы на будущие несколько лет. Если нефть снова не подскочит в цене до более 100 долларов за баррель, экономика страны будет способна лишь на весьма незначительный рост – или окажется в ближайшие годы в ситуации застоя.

В ответ на экономические невзгоды Кремль принял решение, что России нужен эквивалент американской Силиконовой Долины. И вот правительство строит в подмосковном Сколково «Инновационный город». Проект был задуман как своего рода зона свободного предпринимательства, с целью привлечь сюда лучших и достойнейших из России и из-за её пределов. На строительство этого охраняемого «технополиса» Кремль выделил 3,5 миллиарда долларов

Стратегия не нова. Импорт идей с Запада – ключевой момент российских «модернизаций» ещё с петровских реформ начала XVIII века. На протяжении двухсот лет руководители России шли по стопам великого царя; не стал исключением и Сталин с его «пятилетними планами». Однако Россия зорко следит за тем, что она ввозит. Машины и инженеры – да. Дух свободного исследования, преданность инновациям, несвязанным бюрократическим «руководством» и, что важнее всего, политика благоприятствования смелым, даже дерзким предпринимателям, обеспечение их уверенности в том, что они смогут владеть результатами своего труда – никак нет.

Петр Великий и его последователи пытались собирать плоды, не заботясь о корнях. В XVII и XVIII веках такой подход проявился в виде «Немецкой слободы», где жили иностранные ремесленники, но нельзя было селиться русским, чтобы, не дай Бог, их не «испортило» зарубежное влияние.

Когда национальная экономика страны определялась количеством производимого чугуна, стали и угля, этот труд вполне мог выполнять бесправный крепостной или рабочий. Они могли лить петровские пушки и заливать бетонные основания заводов сталинской эпохи индустриализации. Но построить Силиконовую Долину могут только мужчины и женщины, над которыми не стоят надсмотрщики и которых не парализует страх.

А на таких людей в России наткнуться всё труднее. Напуганные беззаконием и коррупцией, испытывающие к ним отвращение, эти люди склонны отказываться от честолюбивых планов и избегать риска.

Президент Дмитрий Медведев, отдадим ему должное, осознает эти проблемы и произносит очень правильные слова о необходимости свободы, частной собственности и духа ничем не ограниченного новаторства. Он говорит о важности принципа господства права. Но, уже два года находясь у власти, он теряет доверие, и его слова утрачивают вес. «Как дела, серьёзно», - спросил я недавно у одного из представителей российской деловой элиты, предварительно убедившись, что нас никто не может услышать. «Пока не трогают», - таков был его ответ. Не очень подходящая атмосфера для модели бизнеса, вдохновляемого новаторскими идеями.

Парализованные страхом и неуверенностью в будущем, российские предприниматели крайне неохотно вкладывают деньги в пределах страны, за исключением самых неотложных потребностей своего производства. До 80% капиталовложений в сегодняшней России осуществляет правительство. Нарастает отток капитала за границу. Хуже того, по данным недавно проведённого исследования, некоторые наиболее успешные российские предприниматели не удовлетворяются тем, что отправляют своих детей жить и учиться на Западе, но все чаще подумывают о том, чтобы продать своё дело и самим выехать из страны. Или, как минимум, строить свою жизнь и свой бизнес «на два дома»: один в России, другой на Западе. Эту модель освоили уже практически все.

Сегодня атмосфера в стране сильно отличается от конца 1990-х и начала нового века. Тогда, в атмосфере беспорядка, «дикого» капитализма эпохи первоначального накопления казалось, что Россия вот-вот сможет создать свою собственную силиконовую долину. Государственная власть, казалось, наконец-то отделилась от собственности, и верхушка российских предпринимателей, вновь поверивших в право собственности, начала вкладывать миллиарды долларов, создавая компании, ничуть не менее современные, эффективные и открытые, чем ведущие западные конгломераты. Из получаемой ими прибыли они тратили миллионы на благотворительность, способствуя развитию компьютерной грамотности в стране, доступности Интернета, инвестируя в «основанную на знаниях» экономику.

Одна компания и её руководитель остаются символом новой бизнес-среды: нефтяная компания «Юкос» и ее исполнительный директор и главный владелец Михаил Ходорковский. Сегодня компания больше не существует. Её присвоило себе государство, якобы за неуплату налогов, раздробило и продало липовые акции «Роснефти», тому же государству и принадлежащей. Обвинённый в ходе пародии на судебное разбирательство в 2005 году в мошенничестве и приговорённый к восьми годам тюремного заключения, Ходорковский сегодня снова подвергается не более обоснованному судебному преследованию по обвинению в присвоении 350 миллионов тонн нефти, принадлежащей дочерним предприятиям «Юкоса».

Дорога в российскую Силиконовую Долину начинается не в Калифорнии, господин Президент. Она начинается от дверей тюремной камеры Михаила Ходорковского.

Леон Арон – руководитель российских исследований в Институте американского предпринимательства (American Enterprise Institute).