Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Пять источников пиратства

Одна из скрытых сил в распространении «пиратства» состоит в том, что в цивилизованном обществе уважающий себя человек не будет платить за продукт сумму, которую он считает чрезмерной и поэтому оскорбительной. Да, цена может быть и унизительной, и обидной!

Звучала божественная музыка, из огромного окна было видно как проплывают кораблики по амстердамскому каналу Singel. «Что это?» «Арво Пярт. Хочешь, я тебе скопирую?» — спросил меня Кристиан, специалист по градостроительству и профессор известного университета. «А как насчет копирайта?» «They want too much… И я уже заплатил за этот диск 19 евро, это "несправедливая цена", так что могу себе позволить сделать одну лишнюю копию».

Мне показалось странным, что добропорядочный человек, выросший в стране, где капитализм существует уже более 300 лет, рассуждает как студент-карбонарий. Через пару лет я беседовал с английским музыкальным издателем, специализацией которого была авангардная и экспериментальная музыка. Издатель сказал, что им в принципе выгодно продавать диск за 5 фунтов, это окупает расходы на продюсирование и изготовление дисков, а также может принести небольшой доход им и музыканту. «Ну, так продавайте по пять! У вас же рынок, почему вы продаете по 15 фунтов?» И тут он меня потряс: «Как только мы опустим цену ниже общепринятой, мы попадем в блэк-лист крупных музыкальных магазинов. И с этого момента нам придется торговать дисками на блошином рынке или в продуктовом супермаркете!» И тогда я понял, что даже на Западе, рынок — это не рынок, а жёсткая договоренность группы лиц.

Более пятисот лет тому назад в Аденском заливе сомалийскими пиратами был захвачен наш соотечественник купец Афанасий Никитин. Отпущен он был только после уплаты обременительного выкупа. Почему сменяются культуры, но некоторые ситуации столетиями остаются в непонятках? Не видим ли мы сходную ситуацию с авторскими правами? Ведь это лишь семантический трюк — называть обмен и копирование информации пиратством. Обидное название не решает проблему.

Одна из скрытых сил в распространении «пиратства» состоит в том, что в цивилизованном обществе уважающий себя человек не будет платить за продукт сумму, которую он считает чрезмерной и потому оскорбительной. Да, цена может быть и унизительной, и обидной! В западной культуре есть понятие «справедливая цена». Однажды основателя ИКЕА Ингвара Кампрада спросили, какова экономическая формула успеха его предприятия? Он ответил: принцип «3 + 1 + 1», где 3 — это стоимость производства товара, выгодная производителю, 1 — это то, что берет себе ИКЕА, и 1 — то, что компания отдаёт обществу в виде налогов и социальных программ. На рынке всегда выигрывает щедрый, поскольку вокруг жадного возникает вакуум.

И вдруг, перед моим сознание возник странный парадокс — «информационный пират» абсолютно морален с точки зрения многовековой европейской культуры, а вот дистрибьюторы контента — воры и грешники!

Что такое «справедливая цена» в случае рынка, где каждый, казалось бы, имеет право назвать ту цену, которую сочтет нужной? В XIII веке итальянский религиозный деятель св. Фома Аквинский учил, что тот, кто повышает цену на товар из-за повышения спроса, хуже вора и разбойника. Он же говорил, что торговля и получение прибыли могут считаться законными, когда человек получает умеренные доходы для поддержания своей семьи или для помощи нуждающимся. Это мораль, на которой взрастала европейская культура. Цена должна быть справедливой, а не грабительской. Нарушение глубинных моральных устоев общества создателями и продавцами контента приводит к тому, что потребители начинают считать себя свободными от педантичного соблюдения законов, и располагаются там, где правила общественного взаимодействия запутаны. Цифровой мир — это Луна, земные законы там действуют как-то странно.

Даже в режиме жесткого капитализма нельзя игнорировать многовековые морально-этические традиции, которые этим обществом движут. Если люди стоят трое суток в очереди за iPad, который стоит 499 долларов, то почему бы производителю не сделать цену в 2000 и не сократить тем самым очередь, а потом плавно понизить? А нельзя! Это была бы несправедливая цена.

Конечно, люди должны понимать, что бесплатное разрушительно влияет и на общество, и психику: человек не ценит вещь, за которую он не заплатил. Кислое яблоко, купленное в магазине, съедается, тогда как сорванное с ветки отправляется в канаву. Халява не делает человека благодарным, напротив, превращает его в тупого и зажравшегося надкусывателя булочек. Барьер, который реально сдерживает пиратство, находится внутри каждого из нас — это наша психология и мораль. Революция — это кризис идеи справедливости. И если кризис в обществе не разрешается, то каждый сам определяет, что для него является справедливым.

В современной экономике наценка рассматривается как плата за полезный сервис. Мы видим, как государства регулируют и ограничивают социально важные цены. И это всё та же концепция «справедливой цены».

Томас Джефферсон, один из авторов современной патентной системы, сказал: «Тот, кто взял мою идею, получил инструкцию, не принизил меня. Тот, кто зажег свою свечу от моей, получил свет, не затмив меня». Тот, кто думает о своей выгоде и постоянно поднимает цену, деградирует. Недорогие нетбуки стали побочным продуктом проекта «100-долларовый компьютер», который разрабатывался группой энтузиастов из MIT для развивающихся стран. Справедливая цена экстрагируется из тысяч обстоятельств и контекстов, умение её определить — важнейшее искусство в бизнесе. Справедливая цена появляется там, где есть стремление сделать вещь удобнее и дешевле для пользователя, не потеряв качества. Именно это движет эволюцию. Это improvement magic, «магия улучшения»!

В следующей колонке — о четвертой движущей силе пиратства, инстинкте делиться с ближним.