Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Шесть цветов трёхцветного зрения

Традиционно считается, что большая часть информации, получаемой нами об окружающем мире, идет от зрительного анализатора. Однако психологи, неврологи и офтальмологи многократно убеждались, что реальная картина мира может существенно отличаться от воспринимаемой.

Это происходит не только у больных с нарушением зрения или психическими расстройствами. Например, рождающийся младенец видит перевернутый мир, и около недели уходит на то, чтобы «стабилизировать» изображение в соответствии с другими органами чувств. Многие животные не различают цвета, обладая так называемым ахроматическим зрением. А цветовосприятие женщин, для которых «персик» – это не только фрукт, но и цвет, в несколько раз сильней, чем у мужчин.

Биологически восприятие серого цвета и настоящих цветных изображений обеспечивается разными рецепторами. Это палочки и колбочки сетчатки, соответственно. Палочки – гораздо более древний чувствительный механизм, возникший еще у первых многоклеточных, как простейшие «глазки», реагировавшие на свет. У человека они развились до настолько совершенных приборов, что могут различать до тысячи разных оттенков серого.

Однако наше восприятие ахроматических цветов, или градаций серого, зависит не только от самого объекта, но и от контраста с соседними участками изображения.

Объект воспринимается как темный или светлый в зависимости от фона, на котором он расположен. Мы считаем объект светлым, если он ярче фона, и темным – если он менее освещен. Также хорошо известно, что это восприятие зависит от контраста с освещаемой поверхностью.

В то же время большинство моделей предполагают, что яркость и темнота – два конца единой шкалы градаций серого цвета. Эта модель давно используется и знакома всем, кто работает с графическими редакторами. С математической точки зрения это означает, что «светлость» и темнота – разные значения одной величины, располагающейся на одной «одномерной» оси.

Тем не менее, эта простейшая модель не объясняет результаты экспериментов, в которых испытуемые оценивали ахроматические цвета в разных частях одной картинки.

В ходе эксперимента учёные просили испытуемых, настраивая освещенность поверхности, добиться схожести её ахроматического света с контрольной. В отсутствии фона участники эксперимента легко добивались полного совпадения цветов демонстрируемых дисков, однако когда ученые добавляли фон, результаты были не столь удачны. Многие исследователи отмечали регулярно возникающие несостыковки в цвете двух объектов.

Такие результаты лучше укладываются в двумерную модель ахроматических цветов.

Традиционная модель предполагает, что одно из измерений определяется отражающей способностью поверхности, а другое зависит от интенсивности освещения. Основная проблема этой модели – то, что глаз может улавливать лишь результирующую двух переменных, хотя отражение и освещение объекта меняются независимо.

Ученые из Гронингенского университетского медицинского центра предложили новую двумерную модель, в которой яркость и темнота выступают в качестве независимых переменных, обеспечивающих восприятие ахроматического цвета. По их мнению, такое представление может играть ключевую роль в восприятии окружающей среды, где поверхность объекта может быть и темнее, и светлее фона. Также сохранение в такой модели информации и о яркости, и о темноте обеспечивает восприятие не только данных об объекте, но и о его границе.

Подобная чувствительность способствует определению объекта и его структуры даже при низком контрасте. Этим определяются наша способность различать больше ахроматических цветов и умение быстрее различать движущиеся объекты.

По мнению голландских учёных, примерно так же устроено и цветовое восприятие.

Та же исследовательская группа из страны тюльпанов предположила, что цветовое восприятие тоже не настолько просто. По их мнению, «противоположные» цвета – синий и жёлтый или зелёный и красный – также воспринимаются не по отдельности, а вместе. Если принять во внимание, что ахроматическое и цветовое зрение независимы, то мы воспринимаем не три параметра, как считалось ранее, а шесть.