Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Какие возможности открывают кириллические домены?

В информационный век информация правит миром. Скоро Интернет-технологии объединят в себе все массовые средства и способы коммуникации и передачи информации. Насколько возрастают возможности узнавать, направлять и контролировать у того, кто обладает особыми входами в мировые информационные потоки? Однако в рамках самой сети тотальная власть над Интернетом невозможна. Рано или поздно в наш скоротечный век дальнейшая интернационализация и демократизация его развития неизбежны. К тому же, пока существуют государства, есть силы, для которых государственные интересы могут расходиться с интересами транснациональных корпораций, даже если это государства Запада.

К вопросу о национализации доменов

30 октября в Сеуле состоялась конференция Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN), на которой принято решение одобрить регистрацию доменных имён на национальных языках. «Теперь у нас будут кириллические домены!», – запестрели наши СМИ заголовками. То есть, теперь Россия – это не только .ru, но и .рф (согласно уже поданной в ICANN заявке).

Весь предшествующий год в Интернете шла дискуссия о преимуществах и недостатках ожидавшегося появления кириллицы в адресах. Надо сказать, что оппонентами данного нововведения стало большое количество более-менее разбирающихся в Интернете людей и значительная часть их аргументов вполне по делу: перспектива большой путаницы (англоязычные-то домены тоже будут по-прежнему функциональны), неудобств и раздолья для махинаций и наживательства, в том числе на большом количестве становящихся актуальными изменений и обновлений. Прямо скажем, что неудобства, махинации и путаница неизбежны, но однозначно временны, а их масштабы будут зависеть в том числе от скоординированности и четкости рабочего подхода заинтересованных сторон (не только у нас в стране). Масштабы нагревания чьих-то рук, соответственно, тоже.

Однако интересно, что голоса «за» реформу представляются как-то менее убедительными: аргументы их кажутся более расплывчатыми и эмоциональными. Это на самом деле не значит, что мы имеем дело с некой спекуляцией. Тут замешан, похоже, ряд субъективных факторов.

Начать с того, что инициатива идёт, видимо, от руководства страны. Сама дискуссия в Рунете по поводу кириллических доменов поднялась после ряда выступлений президента Медведева. Наиболее часто ссылаются на его слова, произнесённые на Х Всемирном конгрессе русской прессы в Москве в июне 2008 года: «Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы в будущем добиться присвоения доменных имен на кириллице. Думаю, что у нас есть шансы добиться этого от Интернет-сообщества. Я рассматриваю эту задачу как политическую…». Обратите внимание на два последних предложения: «этого надо добиваться от Интернет-сообщества» и это «задача политическая».

Противники «национализации» букв в доменных именах выдвинули, по сути, лишь один серьёзный «политический» аргумент: эта реформа, мол, приведёт к «распаду единого глобального информационного пространства», его «растаскиванию по национальным квартирам». Но Интернет стал для нашего сознания одним из главных проводников представлений о многомерности мира, так что давайте взглянем на этот вопрос и под другим углом зрения.

Во-первых, глобальное информационное пространство никуда не денется. Не знающие английского пользователи и так международным общением не увлекаются, а те, кому оно нужно, будут общаться и дальше. Большинству пользователей англоязычных клавиатур что русские, что китайские домены и с английскими расширениями недоступны в силу языкового барьера, а те, кто знают эти языки, воспользуются, в случае необходимости, и виртуальной клавиатурой. Зато в политическом и экономическом отношении данная реформа может иметь ого-го какие значение и последствия. Тут возможны разные перспективы. Начнём с оптимистичной.

Что это, собственно говоря, такое – Интернет-сообщество? Прежде всего, это всё возрастающая аудитория всемирной сети обмена информацией. Однако аудитория-то выбора особого не имеет – ей предлагают готовое. Для масс альтернативой Интернету является только неприобщённость к этому полю, другой аналогичной «глобальной паутины» у нас нет. Оно, в общем-то, и к лучшему. Планета у нас, например, тоже одна. Но Интернет, в отличие от Земли, – творение рук человеческих, и потому, как ни странно, однозначному пониманию гораздо менее доступен.

Многие ли из нас до конца разбираются, как он устроен? Конечно, нет. Даже продвинутые программисты в отношении Интернета в некоторых вопросах – чайники чайниками. Слишком много за этими вроде бы простыми для восприятия процессами глобального обмена информацией стоит технологических сложностей. Даже те, кто теоретически охватывает своим полем познания всю структуру Интернет-устройства, зачастую не могут знать или предсказать, что в сети и с её помощью происходит или может произойти. И когда подкованные юзеры рассуждают о проблемах со строками браузеров или функциональностью старых операционных систем в условиях появления новых неанглийских доменных имён, они не учитывают гораздо менее доступную для них информацию о политических процессах, стоящих за реформированием Интернета. Простому пользователю эту информацию, само собой, никто на блюдечке не преподнесёт, но в том и сила Интернета, что кое-что с его помощью можно увидеть.

Кто определяет «правила игры»?

Что представляет собой регулирующая мировые интернет-процессы структура под названием ICANN? На первый взгляд, это всего лишь «международная некоммерческая организация», созданная другими «некоммерческими организациями» (кто ей руководит на самом деле, читатель узнает чуть позже). А как появилась ICANN? А также, как Интернет – в безальтернативном, по большому счету, порядке. Когда в 1990 году связывавшая исследовательские центры НАТО система передачи данных APRANET (первый Интернет) отдала свои достижения гораздо более перспективной в условиях стремительно уходящего от биполярного равновесия мира сети NSFnet, связывавшей гражданских учёных через центральный узел в Национальном научном фонде США (второй Интернет), та обратилась к созданной британцем Тимом Бернерсом-Ли системе World Wide Web – Всемирной паутине, которая добавила к электронной почте, чатам и доскам объявлений то, что и сделало информационную сеть Интернетом в его нынешнем виде: передачу данных через систему связывающихся друг с другом ссылок на места открытого хранения информации. Теперь сеть шагнула в массы, уже в большинстве своём лишённые «железных занавесов» времён «холодной войны». И быстро стала одним из средств дальнейшей демократизации. Как в кавычках, так и без.

По сути, имела место сделка заинтересованных сторон, отчасти перемешанных друг с другом, но с весьма различной мотивацией. Интернет создали учёные. По заказу западных государственных структур, но в значительной мере на средства частных фондов капиталистической олигархии, заинтересованной в глобальном продвижении своих интересов. Однако, учёные соответствующего уровня – публика своеобразная. В их среде всегда находятся поборники справедливости, с инициативами которых в чём-то слитым, а в чём-то раздельным друг с другом госаппарату и транснациональным корпорациям Запада приходится считаться. В итоге для одних шаг Интернета из ведомственных сетей в мир стал шагом к улучшению жизни человечества, для других озможностью задавать правила игры на чрезвычайно перспективном поле. И дальше началась борьба устремлений.

Прежде всего, пока Интернет был ещё игрушкой, известной в узких кругах, в рамках Всемирной паутины в него ввели буквенное обозначение адреса-домена. Вроде как это шаг навстречу потребителю, ведь с выходом к массовой аудитории надо упрощать функциональность. Компьютеру и специалисту достаточно цифровых кодов, юзеру проще набирать слова. Но за таким технологическим шагом последовала политическая мера: была создана структура, ответственная за распределение доменных имён, а заодно и вообще за регуляцию технических сторон функционирования информационной сети. Образованная в 1998 году ICANN объединила в себе ряд уже существовавших специализированных структур. На свет явился бюрократический аппарат. Вполне логично, хаос и технологическая неразбериха могли бы погубить всю затею с глобальной информационной сетью на корню, но при этом «международная некоммерческая организация» ICANN оказалась подотчётной Национальному управлению по телекоммуникациям и информационным технологиям Министерства торговли США.

В информационный век информация правит миром. Скоро Интернет-технологии объединят в себе все массовые средства и способы коммуникации и передачи информации. Насколько возрастают возможности узнавать, направлять и контролировать у того, кто обладает особыми входами в мировые информационные потоки?

Однако в рамках самой сети тотальная власть над Интернетом невозможна. Рано или поздно в наш скоротечный век дальнейшая интернационализация и демократизация его развития неизбежны. К тому же, пока существуют государства, есть силы, для которых государственные интересы могут расходиться с интересами транснациональных корпораций, даже если это государства Запада. Поэтому следующие этапы развития рассматриваемой нами темы ознаменовались новыми «временными совпадениями» полярно мотивированных стремлений.

Схемы захвата

Развитие глобальной информационной сети, хочется нам того или нет, имеет политическое значение, причём на всех уровнях. В геополитике Интернет изначально является ареной и инструментом противоборства. Его происхождение предопределило целый ряд субъективных факторов его развития, и политические соображения здесь играли решающую роль.

Появление подобной «Всемирной паутины» прогнозировалось ещё в 1970-е аналитиками Римского клуба. Важность такой глобальной информационной сети для «построения нового общества на Земле» была очевидна. Как известно, Римский клуб был призван генерировать тренд неизбежности возникновения на планете единого в индивидуальных различиях сообщества – «золотого миллиарда», который родится из социальных потрясений в ходе взаимоуничтожения капитализма и социализма. Роль Интернета в сетевом отборе проводников этой новой реальности трудно переоценить.

Но помимо этой стратегической функции, в планах глобализаторов Всемирной паутине отводится и тактическая роль. Чтобы контролировать развитие человеческой цивилизации в нынешних условиях, необходима сетевая структура информационной и экономической организации, замыкающаяся на определённые центры. Дорогу к главному инструменту рождения «общества будущего» – Мировому правительству – мостят транснациональные корпорации.

До поры в качестве ударной силы ими использовалось (и на некоторых направлениях ещё используется) государство США. Именно здесь совместными усилиями государства, частного подряда и научной мысли, был создан и Интернет. Однако, крушение биполярного миропорядка открыло транснационалам новое поле деятельности, началась диверсификация инструментов влияния. В финансируемых ими пополам с госбюджетами западных стран (от транснационалов во многом и зависящих) образовательных и спонсорских программах в 1990-х годах ускоренными темпами ковалась новая элита «открывшихся демократии» стран. По уже опробованным на «третьем мире» схемам. Но теперь особое внимание уделялось ещё и специалистам информационных технологий – «айтишникам». Когда в 1998 году был сформирован ICANN, Интернет переживал вздутый во многом искусственно коммерческий бум. С его помощью по всему миру, в том числе и в России, были заложены основы будущей Интернет-индустрии, включая идеологические и кадровые подходы. Структуры же, подобные ICANN, обеспечивали организационную сторону дела в самой сети и способствовали узаконению определённых правил «игры». Делая ставку на внедряемые кадры и экономическую оккупацию, транснационалы посодействовали появлению пункта о привлечении в будущем к процессу принятия решений и процессу руководства представителей «международного сообщества» в заключённом при образовании ICANN соглашении между этой организацией и правительством США.

Когда в 2002 году обсуждались перемены в руководстве ICANN (так называемые «независимые директора» от пяти континентов менялись в составе Совета корпорации на представителей национальных правительств), обходился молчанием тот факт, что само себе это событие стало крупным поражением транснациональной олигархии. «Независимые директора» были ее прямыми ставленниками, а с представителями национальных правительств проблемы были неизбежны.

Тем не менее, некоторый тактический проигрыш корпораций не означал абсолютного поражения. К 2002 году уже стало ясно, что однополярный мир во главе с США пока не состоялся, обрисовались новые центры силы, а круги разбирающихся в Интернете специалистов сформировались по всему земному шару. Интернет после «кризиса NASDAQ» прекратил быть сферой «быстрых денег» и стал реальным сектором экономики. В таких условиях правительства стали активнее ставить вопрос о некоторой «некорректности» положения дел: целый ряд «корневых» информационных и технических узлов Интернета, а также бюрократическое обслуживание находятся под далеко не условным контролем Соединённых Штатов. В ответ правительство США согласилось на увеличение роли прочих государств в деятельности ICANN и ряда других профильных структур. Однако, по сути на несколько лет дальнейшие реформы были заморожены. Новое руководство ICANN сосредоточилось непосредственно на функциональных вопросах.

За это время в большом количестве стран, как западных, так и незападных, правительства сменились – на место «консерваторов» пришли «либералы» и приверженцы «открытого общества». Там, где таким переменам были призваны способствовать социальные и информационные технологии, IT-индустрия сыграла огромную роль. Попутно транснационалы продолжали развивать достигнутые успехи и перегруппировываться на проблемных направлениях. Там, где они не встретили или сломили сопротивление (в Европе, например), экономические и информационные активы, в рамках вполне очевидных для всех официальных процессов социально-экономической интеграции, объединялись (и продолжают объединяться) в их руках.

Рубежи обороны

Одним из проблемных для транснационалов направлений стала Россия. К началу 2000-х они добились уже значительных успехов в экспроприации и формировании активов в жизненно важных отраслях нашей экономики, включая и информационную. Но с приходом к власти Владимира Путина ситуация изменилась: ударный кулак транснационалов и их друзей – компрадоров был с помощью нескольких операций превращен в разрозненную на пальцы ладонь, а некоторые чересчур амбициозные или криминализованные фигуры отправились в эмиграцию или за решётку. Иностранным «насосам» и стратегическим захватам контрольных пакетов власть явно стала противодействовать (насколько это было в ее силах).

Однако защититься против «транснациональной угрозы» только лишь тактическими мерами – невозможно. Наша страна находится в сложной ситуации, прежде всего в информационно-смысловой сфере. Общество продолжает разрушаться ядом социально-деструктивных подходов к жизни, вполне сознательно и технологично культивируемых в Интернет-пространстве, где транснационалы имеют абсолютное преимущество. В этой ситуации необходимо использоваться любые возможности для того, чтобы завоевать хоть какой-то плацдарм на все еще чужом поле. Российское государство показало что умеет использовать те возможности, которые в нынешней многомерной действительности предоставляются ему в соответствии с действующими на сегодняшний момент правилами игры. Примерами могут быть видеоблог Дмитрия Медведева в Живом Журнале и соглашение о сотрудничестве ВГТРК с Mail.ru. По сути, Россия старается создать некие рубежи обороны на угрожаемом участке и пытается сегодня перейти в наступление в рамках асимметричного ответа.

У нас появляется шанс

Вот уже как целый месяц (с 30 сентября этого года) ICANN подотчетно не американским властям, а комитету представителей национальных правительств. Казалось бы, можно только приветствовать произошедшие изменения. Однако дело обстоит гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Представители национальных правительств США и стран ЕС настроены на дальнейшее реформирование ICANN и создание наднациональных структур управления сетью. Показателен и тот факт, что новый президент реформированного ICANN прежде был руководителем Центра информационной безопасности Президента США.

Сегодня ТНК перестроили свои ударные группировки на проблемных участках и уже, судя по всему, выходят на рубежи новой атаки. В сфере российского Интернета, скажем, это выражается в том, что в целом ряде серьёзных медиа-проектов появились уже прямые назначенцы таких учреждений как J. P. Morgan или Goldman Sachs.

На этом фоне сам по себе факт перехода на национальные алфавиты в доменных именах не означает, что национальные Интернет-пространства станут более независимыми от влияния извне. При определенных раскладах они могут стать еще более подконтрольны глобальным «центрам наблюдения». Ведь переход на национальные алфавиты в доменных именах подразумевает и новые интернет-технологии, а они будут внедряться всё той же «ай-тишной» элитой, «Интернет-сообществом» (типа созданного Тимом Бернерсом-Ли Консорциума всемирной паутины). В этой ситуации ноге зависит от уровня влияния на «интернет-сообщество» транснационалов, которым Интернет нужен для обеспечения мирового господства, и которые сами по себе представляют международную сеть.

Но поводы для оптимизма всё же есть. В кириллической зоне они связаны с появлением совершенного нового информационного поля, которое будет свободно от застолбивших себе место при формировании нынешнего Рунета брэндов, проектов и прочих инструментов внешнего влияния и контроля. Последние, конечно, не преминут ринуться в новую нишу. Однако есть шанс, что в новом «кириллическом» Интернете соотношение сил все же будет в нашу пользу.