Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Как найти жидкую бомбу

Широкая общественность не на шутку испугалась новой тактики, опробованной террористами в Великобритании. Оказалось, что теперь не обязательно прятать бомбу в рюкзаке или приматывать взрывчатку к подошвам ботинок клейкой лентой. Достаточно замаскировать ее под газировку или лосьон для лица и открыто пронести на борт. Название малоизвестной в широких кругах угрозы – трипероксид триацетона (triacetone triperoxide, TATP, перекись ацетона). В кругу химиков перекись ацетона известна давно и с успехом применяется для более или менее безобидных пиротехнических шуток. Вещество способно при взрыве сгенерировать ударную волну большой мощности, но её главный недостаток, мешающий промышленному применению, – слишком низкая энергия активации.

Фактически перекись ацетона может сдетонировать от сильного хлопка руками, поэтому в неформальной классификации взрывчатых веществ относится к тем, которые взрываются «от косого взгляда».

Террористов TATP привлек тем, что его легко и дёшево изготовить в кустарных условиях и трудно уловить газовыми анализаторами. А случайный взрыв в незапланированное время смертников вряд ли испугает: они всё равно идут умирать.

Дополнительные меры безопасности, принятые в течение нескольких последующих дней после попытки теракта, казалось, подтверждают: для пассажиров, авиакомпаний и авиационной промышленности настали черные дни. Однако положение поправимо.

«Не то чтобы мы абсолютно не умели идентифицировать жидкие взрывчатые вещества», – рассказал в интервью журналу New Scientist специалист по взрывчатым веществам из Национальной лаборатории Сандия в Альбукерке Джон Парметер. По его словам, обычно используемый в аэропортах рентген вполне способен выявить бомбу – неважно, в жидком она состоянии или в твердом. Рентгеновские сканеры применяются для распознания подозрительных очертаний и фигур, например, проводов, которые могут торчать из бомбы.

Намного труднее обнаружить компоненты еще не собранной бомбы, особенно если они окружены металлическими объектами. Фактически жидкую взрывчатку засечь даже проще, чем твердую, так как ее необходимо помещать в контейнеры, и проверяющие по крайней мере знают, что искать. «Многое зависит от оператора установки, – поясняет Джо Райс из компании American Science and Engineering, AS&E в Биллерике, Массачусетс, производящей, в частности, аппаратуру для просвечивания багажа. – Наши аналитики проходят специальное обучение, чтобы обращать внимание на подозрительные комбинации предметов». Многообразие форм твердой взрывчатки делает, по словам Райса, ее поиск намного сложнее.

Более совершенные рентгеновские установки уже разработаны, но пока не используются в аэропортах. Так, прибор Gemini («Близнецы»), созданный AS&E, регистрирует лучи, которые рассеиваются объектами. Такая технология позволяет отобразить даже органические вещества малой плотности – тот же TATP или нитроглицерин.

А принадлежащий отделению AS&E's в Лос-Анджелесе Rapiscan к своим рентгеновским аппаратам добавляет изображения, полученные методом спектроскопии ядерного квадрупольного резонанса. ЯКР-спектроскопия во многом напоминает технологию ядерного магнитного резонанса и позволяет идентифицировать определенные молекулы, указывающие на присутствие взрывчатки.

В некоторых аэропортах для той же цели – идентификации опасных молекул – используют спектрометр подвижности ионов (Ion Mobility Spectrometer, IMS). Микроскопические частицы взрывчатых веществ оседают на всех поверхностях, с которыми соприкасались, например на руках, одежде и чемоданах. Персонал из служб безопасности берет пробу при помощи плоского фильтра, просто протерев им поверхность подозрительного предмета. Фильтр с пробой помещают в специальный испаритель-термодесорбер. Испарившиеся частицы ионизируются, затем происходит измерение их подвижности. Данные обрабатываются автоматически, а результат выводится на дисплей.

Существующие машины IMS способны идентифицировать взрывчатые вещества различного состава, включая жидкие взрывчатые вещества (типа нитроглицерина) и кристаллогидраты (например, на основе нитрата аммония).

Английская компания Smiths Detection of Bushey в Хертфордшире и Thermal Electron в Бостоне недавно оптимизировали IMS так, что теперь спектрометры пригодны и для выявления TATP, но на практике они пока не применяются.

Постоянно появляются и новые устройства, использующие терагерцовые волны, для личного досмотра пассажиров на предмет скрытых взрывчатых веществ. В основе их работы – операции с базами данных по взрывчатым веществам. Получаемые спектры машины сравнивают с имеющимися в базе.

ТeraView, компания из Кембриджа, совершенствует портативные сканеры, позволяющие сканировать не только багаж, но и проходящих через систему контроля людей.

В прошлом году ученые из Техниона, Технологического института в Хайфе, создали портативный прибор размером с авторучку для обнаружения трипероксида триацетона. В присутствии следов взрывчатки в воздухе цвет индикатора в специальной емкости меняется. Описание изобретения было опубликовано в январе 2005-го в Journal of the American Chemical Society.

Таким образом, наука располагает достаточно широким спектром средств для распознания жидкой взрывчатки и обеспечения безопасности авиапассажиров. Однако российских путешественников этот факт едва ли может утешить: в отечественных аэропортах такой техники нет. Её установка стоит не один миллион долларов, так что в ближайшее время такие аппараты в российских аэропортах не появятся.

По словам руководителя Московского научно-технического центра по взрывоопасности академика Адольфа Мишуева, обнаружить жидкую взрывчатку в российских аэропортах пока можно только при проверке ручной клади каждого пассажира. Однако остается вероятность провозки жидкой взрывчатки, скажем, в женских имплантантах или в капсулах внутри человеческого организма, а также в багаже.