Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Плутон назвал соратников в борьбе за статус

Два спутника Плутона, известные под названиями S/2005 P 2 and S/2005 P 1, получили официальные имена Никс и Гидра от Международного астрономического союза IAU. Спутники обнаружила в 2005 году группа ученых во главе с Аланом Стерном из Юго-Западного научно-исследовательского центра в Боулдере, Колорадо, работавших с телескопом Hubble. До этого у планеты был известен один-единственный спутник - Харон, открытый 22 июня 1978 года американским астрофизиком Дж. Кристи (James W. Christy) на снимке, полученном в Военно-морской обсерватории США, Флагстафф, Аризона.

Астрономы-первоооткрыватели и предложили назвать небесные тела в честь Никс - греческой богини ночи и Гидры - девятиглавой змеи, которую с трудом одолел Геракл во время своего второго подвига.

Имена выбраны с учетом традиции обращаться к римской и греческой мифологии и их первых букв N и H, чтобы увековечить заодно первую межпланетную экспедицию к Плутону.

9-летняя миссия New Horizons стартовала в январе 2006 года, и уже ясно, что научная программа ее будет скорректирована с учетом открытия новых спутников.

Уже после запуска миссии, в феврале 2006 года на телескопе Hubble провели новый наблюдательный сеанс и подтвердили существование спутников.

Харон и два других спутника находятся в орбитальном резонансе; за то время, когда Харон совершает один оборот, второй спутник - в точности два, а третий - три.

Также этим летом, на своем конгрессе в августе, IAU планирует обсудить, останется ли Плутон планетой, или должен быть понижен в статусе, в связи, в частности, с открытием превосходящего его по размерам ледяного объекта в поясе Койпера.

Наличие у Плутона нескольких спутников добавляет аргументов в пользу того, что Плутон является планетой.

Наличие лишь Харона не слишком выделяло Плутон среди других объектов пояса Койпера, т. к. около 10% из них - двойные. С другой стороны, мощности современных телескопов не хватает, чтобы открыть небольшие спутники у других объектов пояса Койпера в том случае, если они существуют.

Наличие у Плутона двух небольших спутников представляет собой загадку, так как непонятно, как они могли сконденсироваться вблизи массивного Харона. Круговой характер их орбит говорит о маловероятности случайного захвата этих тел тяготением Плутона.

Впрочем, по большому счету, совершенно неважно, как именовать Плутон: планетой или объектом пояса Койпера: изучать его будут все равно.

С наименованием самой девятой планеты тоже получилась интересная история. Право выбрать имя для новой планеты принадлежало директору Лоуэлловской обсерватории, в которой в 1930 году ее открыл Клайд Томбо, Весто Мелвину Слиферу (Vesto Melvin Slipher).

Первоначально вдова Персиваля Лоуэлла предложила назвать планету Зевс, потом Ловелл, а потом и своим именем - Констанс (как ехидно заметил по этому поводу первооткрыватель Клайд Томбо, могло бы случиться так, что вместо плутония мы имели бы «констанций».) Ни одно из этих предложений не было встречено с энтузиазмом.

Существовало много других предложений. Например, газета «Нью-Йорк Таймс» предложила назвать планету Минерва (не зная, что так уже предлагали назвать Уран). Предлагались имена Артемида, Афина, Атлас, Вулкан, Гера, Геркулес, Зимал, Идана, Икар, Космос, Кронос, Один, Пакс, Персей, Персефона, Прометей, Тантал и многие другие. Одна супружеская пара даже предложила назвать планету в честь их новорожденного ребёнка.

Трудность заключалась в том, что многие имена из греческой и римской мифологии были уже использованы для астероидов.
Имя «Плутон» предложила 11-летняя девочка Венеция Берни (Venetia Burney) из Оксфорда. За завтраком её дед, работавший библиотекарем в Оксфордском университете, прочитал в газете «Таймс» об открытии новой планеты и спросил внучку, как, по её мнению, лучше назвать планету. Девочка ответила, что раз планета такая далёкая и холодная, её следует назвать в честь римского бога подземного царства Плутона. Профессор Герберт Холл Тернер (Herbert Hall Turner) послал по телеграфу это предложение своим коллегам в США и после короткого обсуждения оно было практически единодушно принято, поскольку название еще и увековечивало Персиваля Лоуэлла, начинаясь с его инициалов. Так, в который раз, придуманное ребенком название устроило больших ученых (в ряду прочих таких имен, как, например, газ неон и число гугол).