Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




«Россия сдала свои позиции в науке»

– Мистер Клэри, вы являетесь главным научным советником Министерства иностранных дел Великобритании. Расскажите, давно ли вы работаете на этой должности, что входит в круг ваших задач и какие из них являются приоритетными?
– Я являюсь профессором Оксфордского университета и членом Королевского научного общества, занимаюсь исследованиями в области химии – прогнозом скорости химических реакций. В Министерстве иностранных дел, да и вообще в правительстве Великобритании, проблема изменения климата является приоритетной. На должности главного научного советника МИД Великобритании я нахожусь четыре месяца. Раньше этой должности здесь не было, хотя в некоторых других министерствах, например в министерстве обороны, советники по науке существуют давно.

Мы считаем, что изменение климата – это возможность развития новых технологий для эффективного использования энергии и сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу.

– Какие направления работы в целом у научных советников в различных министерствах Великобритании?
– У нас много разных приоритетов. Например, у нас 90 научных офисов в посольствах по всему миру, задача которых заключается в поощрении международного сотрудничества ученых, в том числе такой офис есть и в Москве. Наука – это способ улучшения отношений между нациями, и сотрудничество между учеными Великобритании и России является хорошим примером.

– А как бы вы оценили современный уровень российской науки? Изменился ли он, на ваш взгляд, за последние годы?
– Кстати, в Оксфорде со мной работают российские ученые. Я могу сказать, что 30 лет назад у вашей страны фундаментальная наука была одной из ведущих в мире и могла составить конкуренцию кому угодно. Но в 90-е годы многие ученые покинули Россию, и поэтому она сдала свои позиции. Увы, но в большинстве случаев развитие науки обусловлено развитием экономики.

– А вы знаете российских ученых, которые добились успеха в изучении изменения климата?
– Лично я не знаю. Попробуйте спросить об этом представителей Tyndall Centre (известный в мире Центр по изучению изменения климата при Университете Восточной Англии – примечание «Газеты.Ru»).

– Как бы вы могли убедить сомневающихся людей в том, что проблема глобального потепления реально существует и вызвана антропогенным фактором?
– Есть факт, что концентрация парниковых газов увеличилась за последние несколько десятков лет. У ученых есть серьезные свидетельства, что это связано с деятельностью человека. Есть определенная связь между температурой и концентрацией парниковых газов.

Главная проблема, она же главный вопрос, заключаются в том, насколько сильно вырастет температура в ближайшее время.

Единственный способ получить на этот вопрос ответ – это использовать моделирование, учитывая физические и химические процессы в атмосфере Земли. Эти модели разрабатывались и разрабатываются в разных странах мира, и все расчеты прогнозируют рост температуры. Но есть неопределенность в том, насколько именно она вырастет.

– Какие бы вы назвали яркие свидетельства существующего потепления климата? Например сильнейшая жара в Европе несколько лет назад, а еще?

– Подъем уровня моря, таяние льдов. Кстати, в Арктике у России есть явный интерес: ведь в случае таяния льдов станет реальным прохождение кораблей по Северному морскому пути. Но при этом есть другая опасность: если растает слой вечной мерзлоты, то это освободит большое количество метана, который отправится прямиком в атмосферу, а это ведь тоже парниковый газ.

– Есть шансы улучшить ситуацию, или на Земле неизбежна катастрофа?
– Роль саммита в Копенгагене в этом вопросе является ключевой.

Это возможность для всего мира изменить ситуацию.

Все больше и больше стран обращают внимание на эту проблему, даже за последние шесть месяцев это видно. Китай – хороший тому пример. США также изменили свою позицию за последний год.

– Сколько стран должны прийти к согласию, чтобы обеспечить успех переговоров в Копенгагене?
– Есть Европейский союз, в который входит много стран, взявших на себя обязательства по сокращению выбросов. Сейчас важно задействовать в переговорном процессе такие развитые страны, как США и Китай.

Ну и Россию, от которой хотелось бы видеть более серьезное отношение к этой проблеме.

Да, есть проблема краткосрочного прогнозирования. Вот у России, например, имеются нефть, газ и соответствующие технологии. Но ведь в какой-то момент они кончатся, и тогда придется задуматься о новых технологиях. Если не принять меры, то изменение климата может привести к серьезным последствиям во всем мире. Так, могут начаться военные конфликты за территории, обладающие запасами воды, подобные тем войнам, что велись за территории, богатые нефтью.

– Как вы прокомментируете взлом сервера Университета Восточной Англии, в результате которого были обнародованы письма и документы ученых, которые ряд людей рассматривают как доказательство фальсификации глобального потепления?
– Я сам ученый и работаю с помощью компьютера, пишу много писем каждый день. В этих письмах, как правило, идет рабочая переписка, обсуждается моделирование. В данной истории из контекста были выдернуты одно – два таких предложения, которые могут встречаться в любой неофициальной переписке ученых. Это передергивание разговора, которое не может считаться серьезным аргументом.

Серьезно же могут рассматриваться только научные публикации.

В их подготовке используется огромное количество научных данных, и, прежде чем публиковать статью, данные проходят трудоемкий анализ и длительное обсуждение. Данное обсуждение – начало дискуссии по научной статье, и оно ничем не отличается от других таких обсуждений. А то, что произошло, да еще и незадолго до саммита в Копенгагене, это просто политика.

Профессор Дэвид Клэри (англ. David Clary) – британский химик-теоретик, с 2005 года президент колледжа Магдалины (Оксфордский университет), редактор научных журналов Chemical Physics Letters и Science.