Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Русские добавили к коллайдеру красную кнопку

Общее число русских ученых, работающих в CERN, сложно поддается оценке (CERN – вообще не место точных оценок человеческих ресурсов, слишком сложна система трудоустройства в организации).

Согласно официальной статистике, Россия, со своей стороны, направляет на работу в центр 883 физика-экспериментатора.

Кроме того, наши соотечественники работают в инженерных и технических службах (то есть непосредственно в персонале CERN), а также волею судеб представляют в коллективе ученых другие государства (что, к сожалению, становится в последнее время правилом не только в CERN, но и вообще в мировом научном сообществе). Собеседник корреспондента «Газеты.Ru», сотрудник эксперимента LHCb и Института физики высоких энергий в Протвино (Московская область) Юрий Гуз оценил число постоянно работающих в CERN россиян как около 200, а приезжающих временно в командировки – около тысячи.

Вообще, по его словам, тем или иным образом в CERN ведут исследования представители всех крупных центров ядерной физики России: Объединенного института ядерных исследований (Дубна, Московская область), Института физики высоких энергий (Протвино, Московская область), Института теоретической и экспериментальной физики (Москва), Института ядерных исследований (Троицк, Московская область), Петербургского института ядерной физики (Гатчина, Ленинградская область), Института ядерной физики им. Г. И. Будкера (сибирское отделение РАН), ФИАН (Москва), Курчатовского института (Москва). Конечно, работа в CERN – не единственное поле научной деятельности для них, есть и чисто российские проекты, которые базируются на собственной материальной базе институтов. Однако «передний край», конечно, находится в CERN.

За время сотрудничества России и CERN выросло много совместных проектов. На установке ATLAS вместе работают группы из Дубны и Турина, установка CMS сделана во многом усилиями российских ученых и инженеров из ОИЯИ в Дубне, много русских и на установке LHCb – единственном эксперименте, где представителем, общающимся с прессой, является русский ученый – Андрей Голутвин.
На установке LHCb сохранился в качестве музейной ценности «русский вклад» в предыдущий ускоритель, находившийся в этом тоннеле, – LEP. Многотонная установка бочкообразного детектора оказалась слишком большой и тяжелой, чтобы поднимать ее на поверхность, поэтому решено было сохранить ее в шахте на глубине 100 м, где она когда-то работала.

Не изменяет на чужбине нашим соотечественникам и чувство юмора. Сотрудники эксперимента CMS соорудили в зале детектора в тоннеле «красную кнопку» из пенопласта – рычаг, который якобы включает и выключает CMS. Говорят, иностранные коллеги сначала боялись…
Россия не является страной-членом CERN, поэтому ее представители имеют несколько меньшие права, чем европейцы. В частности, это отражается в сложности получения постоянной или хотя бы длительной позиции для работы в CERN. В связи с этим определенный процент российских ученых (чаще это молодежь) сначала получают позиции в европейских институтах, а затем оттуда едут в CERN уже не в качестве российских ученых, а как представители стран-членов организации.

Работающие на территории CERN ученые чаще живут во Франции – в небольших деревнях недалеко от швейцарской границы. Объясняется это тем, что жилье там элементарно дешевле. Швейцария вообще недешевая страна, а регион Женевы – тем более. Вообще, регион вокруг CERN – фактически задворки Франции, он во многом живет и кормится благодаря CERN. Инфраструктура в этой части страны весьма неразвита, поэтому единственный способ передвижения – это личный автомобиль. Другое дело, Швейцария – недалеко от CERN находится аэропорт Женевы, с городом его связывают регулярные автобусные маршруты, поэтому жизнь в Швейцарии, конечно, гораздо удобнее.

Хотя некоторые швейцарцы утверждают, что их страна – очень благоустроенная тюрьма.

Несмотря на то, что научные сотрудники экспериментов CERN напрямую не являются персоналом организации, оплата их труда регламентирована швейцарской стороной – ученый для жизни в Швейцарии должен получать не менее 2600 швейцарских франков в месяц. Немало – по сравнению с зарплатой российского научного сотрудника. CERN дает возможность сделать соответствующие документы для проживания членов семей своих сотрудников. Их дети имеют право учиться, они идут в местные школы, французские или швейцарские, и растут французами или швейцарцами. Правда, жалуются ученые, дети, получившие такое образование и выросшие за границей, учеными почему-то не становятся. Для этого нужно учиться в России – некоторые специально отправляют детей в вузы Москвы или Петербурга.

С женами сотрудников все несколько сложнее – они получают визу, которая дает право на проживание в стране, но не разрешает официально устраиваться на работу. Проблему решают по-разному. Одни работают нелегально, другие частным образом на дому, третьи учат язык и водят экскурсии по Женеве.

Дети, проживающие в стране и обучающиеся в учебных заведениях на общих основаниях, могут получить местное гражданство. Со взрослыми все не так просто. Гражданство Швейцарии можно получить, лишь прожив в стране 15 лет. Французское гражданство сотрудники CERN не могут получить по определению, так как для этого нужно платить французские налоги. Сотрудники CERN же платят налоги в той стране, где получают зарплату, то есть в научном учреждении, которое их командировало.

Хотя система кажется сложной и запутанной, жизнь в CERN, напротив, выглядит скорее спокойной и приятной. Рядом горы, Женевское озеро. В CERN, как рассказал сотрудник эксперимента ATLAS Константин Томс, существуют самые разные клубы по интересам: от коллекционирования марок и клуба бардовской песни до катания на яхтах по Женевскому озеру.

Напоминает идиллические представления о советском НИИ, что-то вроде «Понедельник начинается в субботу» Стругацких, не так ли?