Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Свиной грипп посчитает по осени

— 12.05.09 14:48 —

ТЕКСТ: Петр Смирнов

ФОТО: Reuters

До работ Луи Пастера истинная причина инфекционных заболеваний оставалась за пределами человеческого понимания, в начале прошлого века описание бактериального возбудителя могло занимать годы, а о детальном анализе вирусов даже речи не шло. На то, чтобы сфотографировать вирионы ВИЧ, у Люка Монтанье и лауреатов Нобелевской премии этого года ушло несколько месяцев напряженной работы.

Опыт вирусологов, технологический прогресс и международное сотрудничество дают о себе знать – детализация ситуации со свиным гриппом (он же мексиканский, он же калифорнийский, он же А/Калифорния/04/09) заняла несколько недель.

На данный момент известны морфологические особенности строения вирионов, их серологическая характеристика, полностью прочитан геном штамма и даже рассчитан его эпидемиологический потенциал.

Прошло всего лишь три недели с момента появления в СМИ первых сообщений о новом высокопатогенном штамме гриппа, а в одном из ведущих научных журналов мира Science уже появилась статья с расчётом пандемической угрозы, основывающаяся на данных, собранных по всему миру к 5 мая.

По мнению авторов, Нила Фергюсона из Императорского колледжа Лондона и его коллег, опасения ВОЗ, поднявшей уровень пандемической угрозы до 5 баллов, и внимание СМИ к этой проблеме вполне обоснованны –

в северном полушарии калифорнийский штамм вполне может достигнуть масштабов пандемии осенью следующего года, по крайней мере, сейчас характер распространения А/Калифорния/04/09 совпадает с предыдущими пандемиями.

Зато, в отличие от предыдущих известных эпидемий и пандемий – «русского» штамма 1889-90 годов, «испанки» начала века и «гонконгского» 1968-69 годов, – новый штамм обладает куда меньшей летальностью (вероятность гибели при заражении) – по новым оценкам, от 0,4% до 1,3%.

Эти данные, хотя и превышают параметры традиционного, «сезонного» гриппа и сравнимы с «азиатской» пандемией 1957-58 годов, значительно уступают той же «испанке» (около 10%), правда, в данном случае трудно оценить дополнительный вклад современных методов лечения и диагностики.

Однако уже переболевших новым гриппом, по данным эпидемиологов, гораздо больше – только в Мексике от 6 тысяч до 32 тысяч человек, а это 14–73 удвоений штамма с момента появления его в человеческой популяции.

Расчеты Фергюсона совпали с данными генетиков – по мнению и тех и других,

первые случаи инфицирования людей именно штаммом А/Калифорния/04/09 относятся к февралю этого года к небольшому городу Ла Глория в мексиканском штате Веракруз.

На примере населения города Фергюсон продемонстрировал, что восприимчивость к вирусу существенно зависит от возраста – наиболее подверженными новому штамму оказались дети до 15 лет, на их долю пришлось 69% всех случаев. С одной стороны, это может объясняться наличием у взрослых приобретенного иммунитета к подобному штамму (несмотря на большую изменчивость вируса гриппа, штаммы серотипа А, в том числе H1N1, регулярно вызывают сезонные инфекции, а потому в крови взрослых могут циркулировать клетки памяти, которые могут справиться и с новой инфекцией). Вторая возможная причина – не окончательно сформированный иммунитет детей вкупе с более тесными контактами со сверстниками в школе и на улице.

Обе версии остаются пока в рамках гипотез, причем подтвердить их вряд ли удастся – генетический анализ свидетельствует не в пользу перекрестной резистентности, но окончательный вывод об эффективности уже проводившейся вакцинации по поводу сезонных штаммов смогут сказать только испытания на животных.

Основной повод для беспокойства составляет достаточно высокая вероятность передачи вируса при контакте – базовый уровень репродуктивности составляет 1,2–1,6, при 1,2 для сезонного гриппа и 2 для «испанки».

Значит, на каждого заболевшего стоит ожидать от 1,2 до 1,6 новых случаев, то есть до того момента, как в роль вступят внешние факторы, «свиной грипп» продолжит распространение не только по северно-американскому континенту, но и по планете.

В роли таких внешних факторов может выступить массовая вакцинация, сама вакцина пока находится на стадии разработки. Второй, не менее важный фактор – климатические условия, ведь вирусы гриппа лучше передаются при прохладной и влажной погоде. И несмотря на то, что подобных данных по этому штамму пока нет, ученые не сомневаются, что летом можно ждать небольшого спада. Но не стоит забывать и об истории – первые вспышки «испанки» пришлись именно на весну, но основная пандемия началась осенью.

Географические барьеры в наше время практически утратили свою значимость – любой перелёт занимает меньше суток, а носитель становится «заразным» ещё на стадии инкубационного периода, то есть когда основные симптомы ещё не проявились. А вот про дополнительные искусственные барьеры забывать не стоит – маска и правила личной гигиены в условиях эпидемии могут стоить если и не жизни, то двух недель активного рабочего времени, и то в условиях отсутствия осложнений.

Все эти параметры учитываются в стандартных статистических моделях, которые и привели Фергюсона к неутешительному выводу:

в том случае, если «мексиканский» грипп вернётся осенью, до 30% населения могут оказаться инфицированными.

Для сравнения: каждый год от сезонного гриппа страдает до 10% популяции, а летальность сезонных штаммов – десятые и сотые доли процентов. Благодаря наступившему лету в ближайшие месяцы вспышки ждать не стоит, а вот поздняя осень и зима грозят вполне масштабной пандемией, хотя и не с такой высокой смертностью, как предполагалось две-три недели назад: по старым оценкам – 2,5%, по новым – 0,4–1,3%.