Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Обезьянки замазали СПИД

То, что «лучший способ лечения – профилактика», лучше всего подтверждается многовековой историей презервативов. Те же, кого ребрышки, пупырышки и разнообразные фруктовые ароматы не вдохновляют, с нетерпением следят за созданием гелей, мазей, вакцин и прочих средств для предотвращения передачи инфекций и в первую очередь – ВИЧ.

К сожалению, все предпринимавшиеся до сих пор попытки удачными назвать никак нельзя. И хотя сейчас на стадии клинических испытаний находится сразу несколько препаратов, механизм их действия, сходный с таковым уже испытанных и доказавших свою несостоятельность средств, настраивает медицинскую общественность весьма скептически.

Эшли Хаас из Медицинской школы Университета Миннесоты и его коллеги предложили новый, на первый взгляд противоречивый препарат, который частично блокирует иммунный ответ на вирус иммунодефицита обезьян (SIV) у наших относительно недалеких родственников.

Главное, чтобы теперь не начались «самостоятельные» клинические испытания, ведь монолаурат глицерина – широко использующийся эмульгатор в парфюмерной промышленности.

Идея использовать это вещество зародилась у авторов опубликованного в Nature исследования после того, как они в деталях изучили динамику заражения SIV половым путем. А из-за сильного сходства и общего происхождения SIV и ВИЧ эти данные можно с определенной долей уверенности экстраполировать на человека.

In vitro и in vivo, ученые в очередной раз подтвердили тот факт, что вирионы отлично проникают через целостную слизистую без «трещинок и язвочек». Но, в отличие от аналогичного исследования на людях, Хаасу удалось показать, что

чрезмерные усердия иммунной системы по борьбе с инфекцией как раз и чреваты развитием синдрома приобретенного иммунодефицита: Т-хелперы, приходящие в места проникновения, становятся не просто жертвами, а настоящим инкубатором для SIV.

Неудивительно, что ученые выступили с предложением частично подавить локальную активность иммунной системы, тем более что в случае некоторых бактериальных инфекций подобный подход с использованием упомянутого монолаурата глицерина и других ингибиторов сигнальных молекул оказался весьма успешным.

Подтвердив безопасность препарата при регулярном интравагинальном применении обезьянкам, Хаас и коллеги приступили к испытаниям эффективности. В отличие от ВИЧ и людей, для которых применимы только эпидемиологические исследования, с ведением дневников половых контактов и регулярным контролем, в случае с обезьянками и SIV ученые могли самостоятельно проводить как профилактику, так и заражение. Пяти подопечным после сеанса «намазывания» наносили на слизистую влагалища достаточную для заражения дозу SIV.

Несмотря на четырехкратное повторение процедуры, ни у одной из обезьянок инфицирования зарегистрировано не было. Второй группе, не получавшей гель, повезло гораздо меньше: у четырех из пяти было подтверждено заражение.

Несмотря на кажущуюся перспективность результатов, интерпретировать и тем более экстраполировать их на ВИЧ и СПИД пока рано. Во-первых, механизмы проникновения вирусов и последующего иммунного ответа могут отличаться. Во-вторых, пока остается неясным, «куда девались» все-таки прошедшие через слизистую вирусы – были ли они разрушены неспецифическими механизмами защиты или же каким-то другим способом, ещё предстоит выяснить. А в-третьих, для корректных выводов о передаче половым путем SIV все равно требуются куда более масштабные исследования с разными концентрациями вирионов и большим количеством животных.

Что вовсе не мешает монолаурату глицерина «возглавить» новый класс микробицидов – препаратов, направленных на предотвращение инфицирования. Остается надеяться, что Хаас и его коллеги не остановятся на достигнутом и уже в скором времени этот список пополнится новыми и новыми веществами, одно из которых все-таки подарит безопасность самым приятным ощущениям.